?

Log in

No account? Create an account
Хроники Пайсано
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Пайсано's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Thursday, December 31st, 2020
11:59 pm
Вводная
Пара слов о том, как здесь все устроено:

1. В этом журнале публикуются Хроники Пайсано - байки из моей жизни, облеченные в соответствующую художественную форму. Хроники основаны на реальных событиях, которые, однако, художественно преломляются извращенным сознанием автора, что категорически препятствует документальной точности.
2. В память о Веничке Ерофееве и его эссе "Шик унд блеск иммер элегант" Хроники пишутся по-русски, а называются по-английски.
3. В некоторых Хрониках Пайсано - о, ужас! - попадаются матерные слова. В тех случаях, когда концентрация мата достигает более пары слов на Хронику, Хроника скрывается под надписью "Дальше матом". Кликать на эту надпись можно и нужно, но не говорите, что я не предупреждал - под ней скрывается виртуозная матерщина и довольно грубый юмор.
4. Однажды до меня дошли слухи, что эстеты разыскивают мои комменты к чужим журналам через Яндекс.Блоги, а кто-то даже подписался на них через RSS. В связи с чем в моем журнале появилась новая рубрика Comments, в которую я выношу программные комменты. Комменты в эту рубрику выносятся как есть, без заглавных букв и со всей ерундой, которую я написал. Некоторые тексты в рубрике Comments бывают собраны из нескольких комментов.
5. Треды, из которых взяты комменты, можно легко найти через Яндекс.Блоги, опция "искать в комментариях жеже-юзера Пайсано". Если тред не ищется, значит, он был в чьей-то подзамочной записи, и ссылки на такие записи я принципиально не даю.
6. Иной материал к публикации не предполагается, но, тем не менее, иногда появляется в посте "Новости". "Новости" обновляются двумя путями: изменением даты и дописыванием к старому и стиранием поста и написанием нового. В связи с последним способом просьба ничего особо ценного в комменты к "Новостям" не класть.
7. Хроники Пайсано - это литературное произведение, а Пайсано - человек. Обращаться ко мне "дорогой Хроники Пайсано" не более осмысленно, чем обращаться к Льву Толстому словами "дорогие Война и Мир".

Френд-политика: к тому, что меня френдят, отношусь положительно. К тому, что не френдят или расфренживают - наплевательски. Сам френжу только с целью чтения, написания полемических комментов и устраивания в комментах бардака и анархии. В связи с чем не френжу в ответ или для выражения симпатий, а порой даже не френжу в целях сохранения взаимных симпатий. Подзамочных записей я принципиально не пишу, поэтому проситься ко мне в друзья бессмысленно.
Thursday, September 27th, 2018
10:43 am
Comments: Romanticism, Part 2
Ну ОК, давайте я вам изложу довольно последовательную, кмк, и в целом романтическую позицию.

Ни этику, ни онтологию невозможно обосновать строго логически (см. Кант). Поэтому не существует общеобязательных истин о том, что существует на самом деле. Например, Бог или число - существуют? Закон всемирного тяготения - это наша попытка упорядочить хаос наших ощущений, или нечто, что существует независимо от нас? И так же не существует общеобязательных истин о том, что такое добро и зло. Это не математика, в которой теорема Пифагора и в Африке теорема Пифагора. Собственно, засим усе, как говорят японцы. Общечеловеческим ценностям строго логический карачун.

Это, заметьте, романтики, а не постмодернисты или конструктивисты, романтики Канта читали больше других, все-таки соотечественник и чуть ли не старший современник.

Следует ли из этого, что нет ничего объективно существующего, и невозможно сказать, что такое хорошо и что такое плохо? Да с чего бы, есть масса вещей, о которых мы не знаем, а они спокойно существуют. Просто рациональное мышление для познания этики с метафизикой непригодно, другая область. Эти вещи постигаются поэтически - читайте там Пушкина, или Гельдерлина, или Белого и познаете истину. Или вот ода Бог есть хорошая.

Как следствие, истины получаются спрятанными в язык, от чтения подстрочника Пушкина или, еще хуже, перевода "был Кочубей богат и горд", выраженные Пушкиным истины не познаешь. Вот вам и связь ценностей и культуры.

Могут ли быть у нескольких культур какие-то общие ценности? Да конечно, должны даже быть. Истина-то одна. Можно двум людям разных культур встретиться и найти точки соприкосновения. И даже Шекспира на язык родных осин можно перепереть, что-то потеряется, но что-то и останется.

Но это не отменяет того, что истины живут внутри культуры, там происходит их познание, раскрытие, дискуссия о них. Для этого потребен живой язык (а не узенькая логика) и, соответственно, владение языком как родным. Даже Шекспир к нам приходит через Лозинского или Пастернака, оригинала Шекспира в русской культуре нет.

Что делать с теми местами, где разные культуры разнятся? Ну это как с религиями: либо мы все ощупываем одного слона, либо "всякий народ до тех пор только и народ, пока верует в то, что своим богом победит и изгонит из мира всех остальных богов" (с) Шатов. Выбор производится по ситуации, в зависимости от радикальности расхождений, от взаимного добродушия, взаимной заинтересованности и прочего. (Заявления "у нас тут общечеловеческие ценности, кто не согласен, тот редиска" обычно активируют в ответ "программу Шатов", что неудивительно).

"Жизнь и минимальное благополучие людей" это какие-то упаднические ценности, так и до "сапогов выше Шекспира" недалеко. Ценности и начинаются с того момента, когда не жалко ради них пожертвовать благополучием и даже жизнью (своими, иначе нещитово). Если не жалко, значит, ценность. А если легко переводится в бабло - то просто товар. (Может, конечно, вы просто оговорились про это «благополучие», может, это просто от того, что вы общий знаменатель ищете - так вы его не ищите, общий знаменатель — это всегда примитив).

А если вы спросите, как же без общего знаменателя - а никак же, в индивидуальном порядке. Какое мне или вам дело до сосуществования русской и японской культуры? Встретим японца, будем с ним индивидуально налаживать отношения. Если нужно, а если нет - то и пес с ним.

И в межгосударственных отношениях то же самое, если не стараться построить мировую империю и глобальный человейник. Встретятся правители, прикинут общий интерес, на чем-то сговорятся на время. Никакой вечной дружбы, никакой "приверженности общим ценностям", мозгомойство это все. За вечную дружбу обычно стоят только те, кто с нее нехило пользуется.
Wednesday, August 29th, 2018
11:58 pm
Comments: Romanticism, Part 1
Романитики, вообще-то, первые в долгой современной традиции поэтического раскрытия метафизических истин. По сравнению с предшественниками, они поставили все с ног на голову: стали утверждать, что поэзия выше философии, потому что она может открывать те истины, которые философам недоступны. До романтиков было наоборот: метафизический смысл поставляли философы или богословы, а поэты его выражали. А после кантианской революции, когда стало принятым мнение, что рациональное/философское осмысление метафизики невозможно, появились романтики, которые эту роль переложили на поэзию.

Собственно, за ними этой дорожкой последовали практически все, от Гегеля до Хайдеггера. И именно эта философская мода философствовать при помощи произведений искусства дала нам всякие инсталляции, перформансы, Черный квадрат и банку супа как искусство. Эстетической ценности ноль, но автор что-то силится нам сказать.

Соответственно раз уж искусство ищет высшие/вечные истины, а не просто радует глаз, то "правда всегда одна, это сказал фараон". Думаю, какой-нить Новалис был бы в ужасе от вашей попытки приписать ему утверждение о несоизмеримости национальных культур и отсутствии критериев для их сравнения, "каждый сам себе критерий".

Впрочем, от идеи "внешнего аудита" культуры каким-нить журналистом-пропагандистом, феминистским критиком или еще каким представителем "общечеловеческих ценностей" и "гуманизма" он был бы в не меньшем ужасе. А то и в большем.

Поэтому прошу прочувствовать: в учении романтиков не попы или идеологи посылают поэта писать гимны, а поэт сам отправляется за окончательной истиной, и уж что он принесет, то принесет, ему видней. Принесет Киплинг "несите бремя белых" или Бродский "строчки из Александра, а не брехню Тараса" - судить их могут только собратья по цеху, по канонам поэзии, а не политизированные чудики, давшие Алексиевич Нобелевку. В принципе, все мы в этом смысле немного романтики, политизированная кройка искусства любому культурному человеку сейчас противна.

Я, кстати, философов-романтиков весьма ценю, в смысле тех, которые были, а не тех, которых вы себе представляете. В частности, любой такой философ был бы немало озадачен вашим выражением "приоритет человеческих ценностей над культурными". Как вы себе представляете человеческие ценности вне культуры? Как вы их будете передавать, обосновывать? Нет же логического обоснования ни этики, ни метафизики, спасибо Канту, хитроумному калининградцу.

Все эти ваши человеческие ценности они инсталлируются путем прочтения "Геккельбери Финна" да "Записок охотника". А путем прочтения Старшей Эдды инсталлируются немного другие ценности, тоже вполне человеческие, но не совсем совместимые с "борьбой мирными средствами". Соответственно можно легко и правильно заподозрить, что вы ведете речь о приоритете некоторых ценностей вашей любимой культуры над любыми ценностями других культур. Что тащемта ровно то, что вы пытаетесь найти у националистов, дабы их обвинить. "Советский, антисоветский, какая разница!" (с) Довлатов.
Monday, August 20th, 2018
6:53 pm
Comments: Justice and Mercy, Part 2
Ну и в принципе, такая "свобода", когда вон в предыдущем посте мне человек даже ответить стесняется, что у них на работе делают со сторонниками Путина, - вот это меня возмущает. Я ж на Чехове да Галиче вырос, я ж не могу так просто отмахнуться, что меня лично это не касается, значит, можно считать, что этого нет. У тебя, небось, какие болотные сидельцы или плясуньи из храма болят, а у меня - травимые за дурацкий твит студенты, мне они кажутся такими же отверженными, как старик в вагонзаке из воспоминаний Бродского. Я бы даже на митинг сходил, в защиту травимых за собственную дурость, но в "свободных странах" не бывает по такому поводу митингов, прям как в CCCРе.

Повешу уж опять кусочек из Бродского, который я уже тут в каментах пару раз вешал. Но великие слова не грех повторить еще раз:

"Это был, если хотите, некоторый ад на колесах: Федор Михайлович Достоевский или Данте. На оправку вас не выпускают, люди наверху мочатся, все это течет вниз. Дышать нечем. А публика — главным образом блатари. Люди уже не с первым сроком, не со вторым, не с третьим — а там с шестнадцатым. И вот в таком вагоне сидит напротив меня русский старик — ну как их какой-нибудь Крамской рисовал, да? Точно такой же — эти мозолистые руки, борода. Все как полагается. Он в колхозе со скотного двора какой-то несчастный мешок зерна увел, ему дали шесть лет. А он уже пожилой человек. И совершенно понятно, что он на пересылке или в тюрьме умрет. И никогда до освобождения не дотянет. И ни один интеллигентный человек — ни в России, ни на Западе — на его защиту не подымется. Никогда! Просто потому, что никто и никогда о нем и не узнает! Это было еще до процесса Синявского и Даниэля. Но все-таки уже какое-то шевеление правозащитное начиналось. Но за этого несчастного старика никто бы слова не замолвил — ни Би-Би-Си, ни «Голос Америки». Никто! И когда видишь это — ну больше уже ничего не надо… Потому что все эти молодые люди — я их называл «борцовщиками» — они знали, что делают, на что идут, чего ради. Может быть, действительно ради каких-то перемен. А может быть, ради того, чтобы думать про себя хорошо. Потому что у них всегда была какая-то аудитория, какие-то друзья, кореша в Москве. А у этого старика никакой аудитории нет. Может быть, у него есть его бабка, сыновья там. Но бабка и сыновья никогда ему не скажут: «Ты благородно поступил, украв мешок зерна с колхозного двора, потому что нам жрать нечего было». И когда ты такое видишь, то вся эта правозащитная лирика принимает несколько иной характер"

Вот, мне кажется, это очень важно понимать, что самые несчастные и нуждающиеся в сочувствии - это те, кто одинок перед всеобщим равнодушием и пренебрежением, кому никто не скажет "ты прав, ты благородно поступил, я на твоей стороне". Те, из-за кого митинги у суда собираются - тем уже помогли, даже если судьба их от этого вроде не изменилась.

Бродского ты, увы, не поняла совсем. Он не говорил, что старик осужден несправедливо. Что он не крал зерна или что ему дали не столько, сколько по закону положено. Он говорил совершенно другое, параллельное этой формальной "справедливости" - что любой отверженный, одинокий заслуживает жалости и помощи, что не должно быть так, "чтобы человеку было некуда пойти". Здесь не в информированности дело, это должно дойти до сердца, а не до головы.

А когда сердца ослеплены своей правотой и "справедливостью", тогда и бывает так, что единожды оступившийся становится парией. Я ж не говорю, что травимые за расизм студенты не писали своих твитов. И не говорю, что это были хорошие твиты. А говорю, что страшно то общество, где от них все отступаются, где огромное количество людей жаждет осудить, поучастовать, наказать.

Так что есть разница. И пролегает она, в частности, по вопросу "спрятать беглого каторжника в погребе или не спрятать". Если средний человек начинает размышлять, то в таком обществе будет понятие "воля". А если отрицательный ответ все дают не приходя в сознание, то и свободы в таком обществе не будет. Разве что "политические свободы", да на кой они ляд без настоящей.
Thursday, July 26th, 2018
12:18 pm
Comments: Justice and Mercy, Part 1
Да, "для иудеев скандал и для эллинов безумие". Видите ли, вот вы вряд ли будете возмущаться, если у вашей жены будет машина марки БМВ. Потому что имущество у вас общее, да и вообще, вряд ли вы даже высчитывать станете, что вот если ей БМВ, то достаточно ли из семейного бюджета потрачено на ваши книжки, марки и какую-нибудь аудиосистему, или же недостаточно, и надо в следующем году жене бюджет на шмотки срезать, а вам на книжки добавить.

Вы же понимаете, что если доходит до таких счётов, то семье довольно скоро приходят кранты, и что в крепкой семье, наоборот, каждый сам стремится помочь другому, порадовать его. Каждый хочет свое отдать, а не от других его сберечь.

Вот христианский идеал состоит в том, чтобы во всем мире была та любовь, образец которой мы видим в хорошей семье, чтобы все друг другу родные были.

Вы, конечно, заметите, что семейная модель основана на взаимности. Ты щедр, и тебе навстречу щедры. А когда взаимности нет, то из щедрости может получиться трагедия. Вон король Лир все дочерям раздал, и что из этого вышло.

У христианства на это два ответа: во-первых, быть трагическим героем лучше, чем быть виновником трагедии. Короля Лира помнят все, а имена двух его дурных дочерей никто не помнит. И, более того, участь трагического героя выше, чем участь премудрого пескаря, который трагедий избежал. Во-вторых, мы не можем заставить других нас любить, мы только себя изменить можем. Поэтому мы можем полюбить ближних сами и ждать, когда их сердца откликнутся.

И я здесь не указываю на скрижали, это просто часть нашей христианской культуры. Тот же Оден, который был вовсе не святой, написал: "If equal affection cannot be, let the more loving one be me". И несвятой Бродский считал, что это у Одена лучшие строки.

К сожалению, такие рассуждения нашей животной природе противны, и порой человека нужно в безвыходную ситуацию поставить, чтобы он этот путь нашел. Отсюда и все монашеские практики послушания и отсечения своей воли. Ну а во времена былинные многих жизнь и сама в безвыходную ситуацию ставила: вот родился ты, например, крепостным - и никак ты барина не заставишь быть к тебе добрым, можешь только почитать его как отца и надеяться на взаимность.

Я понимаю, что на этом месте в современном мозге происходит непроизвольный взрыв возмущения и революционного самосознания, и могу предложить более нейтральный пример: вот понравилась вам женщина, и как вы будете стараться пробудить ее любовь? Будете свою симпатию показывать, как еще. Цветы подарите, в театр сводите, по ушам поездите интересными и приятными разговорами. Будете отдавать, не требуя ничего взамен.

Современный мир, в силу своей прискорбной хитрожопости, некоторое время назад заметил, что не обязательно выбирать между положением Лира или его негодных дочерей. Можно держаться за свои права, имущества своего не дарить, миллион алых роз не покупать, никого безрассудно не любить, а еще лучше иметь на боку заряженный пистолет.

И теперь вместо любви у нас права личности, даже в семье. Если муж жену бьет, за ним приедут квадратные люди в форме. Если мать пьет водочку и пренебрегает дитем, ювенальные чиновники заберут дитя в детдом. На все есть закон, на все есть правила, людям не обязательно учиться уживаться, любить ближнего, заботиться о соседе и пользоваться совестью.

Люди и не учатся, у детей постоянно "проблемы с родителями", тещу мало кто в доме может вытерпеть дольше недели, а один местный коллега мне сказал однажды, что и родителей своих он столько вытерпеть не может, когда они приезжают к нему на Рождество. И постепенно все больше становится людей добровольно одиноких, и все больше становится неполных семей и безотцовщины. Даже в нашей консервативной Америке процент детей, рожденных вне брака, недавно перевалил за 40%, а в Скандинавии какой он уже почти 60%.

То есть современный подход, со всеми этими законами и правами человека, он, по сути, капитулянтский. Он говорит, что эра милосердия не наступит, царства любви на земле никогда не будет, и поэтому лучшее, что мы можем сделать – отгородиться от ближнего законами и не дать ему нас ранить. И вся политкорректность, и все новые словечки типа "микроагрессии" – они все из этой идеи и идут. Они порождены глубоким пессимизмом, неверием в человека, чувством, что стоит немного дать ему волю – и он окажется мерзавцем. Поэтому единственный выход – как можно жестче взнуздать его правилами.

Конечно, сейчас развелось немало тех, кто рад доказать, что рай на земле - там, где соблюдают твои права. Но наше поколение, возможно, одно из последних, которое выросло в нормальных семьях, и потому должно еще понимать, что рай - там, где друг друга любят. А любят - это не когда по закону да по указке, а когда от сердца. Когда не отмеряют по правилам, а дарят безоглядно.
Tuesday, July 17th, 2018
12:28 pm
Comments: US Pensions
Если коротко, то ситуация довольно безрадостная.

В государственном пенсионном фонде, aka Social Security, повесилась мышь, вместо денег там долговых расписок государства на 5.1 триллиона. Причем дело даже не в маловероятном дефолте, а в том, что любой всплеск инфляции стоимость этих долговых расписок заметно понизит. Получается как – пока стране хорошо, и пенсионерам будет неплохо. Но чуть стране поплохеет, у пенсионеров начнутся заметные проблемы, потому что варианта "напечатать денег и сжечь госдолг" нет, вместе с госдолгом придется сжечь и пенсии. Собственно, уже сейчас, на фоне инфляции ниже низкого, индексация пенсий (COLA) еще ниже инфляции, а в 2010ом и 2011ом ее не было совсем. Поэтому большинство американцев моложе 50 про Social Security говорят просто: "этих денег мы не увидим", а на официальном сайте Social Security мало того, что пишут, что моя государственная пенсия будет 25% моей зарплаты, даже если я проработаю до 67 лет, так еще и указывают, что спустя 10 лет денег будет хватать только на 79% обещанного.

Еще хуже дела в пенсионных фондах на уровне отдельных штатов, из которых получают пенсии всякие учителя и полицейские (вот эти ваши defined benefit). Если считать по уму (например, как у Novy-Marx and Rauh, 2012), там в сумме дефицит 4.5 трлн получается, хотя штаты и пытаются сделать вид, что намного меньше. Причем дефицит там уже просто формы "дыра", когда обещаний будущих пенсий штат раздал в два раза больше, чем собрал в пенсионный фонд денег. Надо бы было штату побольше туда откладывать, но он понадеялся на индейский авось. И эта недостача уже в форме долговых обязательств не оформлена, откуда отдельные штаты будут брать эти деньги, при условии, что им законодательно запрещено иметь дефицитный бюджет - Линкольн их ведает. Могут штаты повести себя как какой-нить Кодак или Крайслер, которые раньше тоже сулили своим работникам большую пенсию, а потом сказали "денег нетути, вот вам в зубы единовременный платеж на пару лет вперед и расходимся"? В принципе могут, и в той или иной форме обязательно так сделают.

Остается да, либо частный пенсионный фонд, либо заложить дом (reverse mortgage), как в романах про вырождающиеся дворянские рода. Интересную статистику, однако, можно найти в Census Bureau: медианный размер частных пенсионных накоплений у 60-летних американцев с доходом выше среднего, 80-100 килобаксов в год на семью, составляет 100К. Если даже смело разделить на 20, хотя обычно советуют на 25, это будет "частная пенсия" пять тыщ в год. Не в месяц, в год.

Но пока что, "пока не началось", простая американская учительница имеет обычно довольно приличную пенсию, а простой пожарный и того лучше. Просто это благосостояние несколько напоминает благосостояние Лени Голубкова из рекламы МММ: человек успел первым вложиться в пирамиду, вовремя это дело прекратил и даже начал получать из пирамиды деньги.

А уже для среднего американца из тех, кому выход на пенсию лишь предстоит через десяток лет, будущее выглядит менее радужно. Вместо "безбедной старости" ему скорее светит work until you drop, а как подведет здоровье – довольно нищая жизнь, когда придется из 15-25К в год государственной пенсии одного только налога на недвижимость отваливать по меньшей мере пару тыщ.

Жалко ли такого американца - да не очень, ему же со школы должны были объяснять, что единственный способ нормально жить на пенсии - скопить к пенсии миллион, а "у кого нет миллиона - пусть идет в жопу", девиз русских олигархов и американской жизни. Кто не понял правила игры, кто "лето красное пропел" - сам себе злобный буратинка.

Что делать американскому жителю средних лет? Рассчитывать только на себя, забыть про Social Security, не играть в лохотрон с defined benefits, ну или по меньшей мере отложить такие затеи лет так до 55. Копить свой миллион, а лучше два, причем начать пораньше, ибо сложный процент. Что при таком раскладе придется сберегать до 20% зарплаты - ну да, а никто не обещал, что будет легко.
Tuesday, May 15th, 2018
10:38 pm
Comments: Tolerance the Old Way
Относительно толерантности (которая не факт, что что-то хорошее). Ну вот смотри: должны ли мы с пониманием относиться к порокам ближнего? Полагаю, что да, мы все несовершенны, и для тебя не будет сюрпризом узнать, что твой друг иногда врет, возможно, что-то когда-то своровал или изменил жене. Как вам после этого жить дальше? Да как и жили, понимая то, что вы оба несовершенные люди. Ну можешь сделать пометочку себе, что другу не всегда можно верить, если он окажется сильным лжецом.

Ровно по такой же схеме можно сосуществовать с другими культурами. Да, они отступают от моего этического идеала. Ну так все отступают, люди моей культуры тоже от него отступают постоянно. Если отступление слишком сильное - ну тогда да, злостный хулиган должен сидеть в тюрьме, независимо от мотивов, алчность у него или "джигитская доблесть".

Отмечу такую вещь: многим людям не нравится эта картина мира, когда они оказываются несовершенными, и все их друзья и родственники оказываются несовершенными. Людям нравится быть хорошими и жить в окружении хороших людей. И тут им очень удобно подворачивается под руку этический релятивизм. "Мой друг соврал? Да что в этом такого, иногда можно и соврать! Мой друг хороший, а не какой-то там грешник!" (вариант: "Моя жена, оказывается, спала с еще пятью мужчинами до брака? Ну мы же современные люди, конечно, у меня хорошая жена, это мораль у вас устаревшая!")

Как говорил Лютер, хотя и по немного другому поводу, "самомнение праведности, которая не хочет быть грешной, нечистой, жалкой и осужденной, а хочет быть справедливой и святой … и есть то ужасное чудовище, не убив которое, человек не может жить". Только во времена Лютера это все же было самомнение праведности, а теперь мы докатились до того, что у нас есть неслыханное при Лютере самомнение грешности, которая также почитает себя справедливой и святой.

Но, тем не менее, этику полностью из головы не выкинешь, и люди пока еще понимают, что простой грешник не то же самое, что грешник сознательный и нераскаянный. Человек, который дерется на улице и стреляет из молодечества в воздух, всегда вызывает больше протеста, если он не по пьяни, а искренне считает, что так и надо. И возникает, несмотря на всю толерантность, вопрос, а как к нему относиться? Ведь бесит он, сволочь! А так и относиться, как я отношусь к описанным выше этическим релятивистам. С сокрушенным вздохом.
Sunday, May 6th, 2018
9:53 pm
Comments: Urbanization
Русскому сердцу всегда приятна легенда про Китеж-град. То ли мы такие правдоискатели, то ли просто исторически много лесов было рядом заповедных, было где его представить. Вот у вашего собеседника Китеж-град в Западной Европе, а у вас в светлом будущем (если очень резко сказать, никогда он не согласится, что в России может быть как в Европе, потому что это Россия, что ты тут ни делай). Попытки же десакрализации Китеж-града ("давай я тебе объясню, как оно работает и как в огороде сделать то же из земли и палок") верящего в Китеж-град порой раздражают. К тому же у вашей идеи Китеж-града идет комплектом призыв к каким-то действиям во имя его, а люди не очень любят, чтобы их призывали к действиям, которые им не хочется выполнять. Если бы он вас агитировал уехать-уехать-уехать, вы бы тоже не особо долго продержались.

Что до реально существующего Запада, то тут есть два момента. Первое это самое базовое различие между стадиями урбанизации. Человек неурбанизированный дик, но симпатичен. Он не желает выполнять роль социальной функции, из-за его функции торчит его собственное лицо. Ты ему "как дела?", а он "хреново дела, иди отсюда, не до тебя сейчас". Ну вот настроение у него сегодня такое, надо, значит, до завтра подождать.

Человек урбанизированный сливается со своей социальной функцией. Ты ему "как дела?", а он тебе "чем могу вам помочь", так в инструкции написано. Тот же small talk западного недеревенского человека это атрофированная российская традиция, по которой человеку не говорят сразу, что от него надо, а спрашивают, как семья, как здоровье. В России это вопросы содержательные, на них положено отвечать развернуто, пусть даже и не всегда правдиво. На Западе это атрофировалось до how are you? - great!, чтобы не мешать делу. Одновременно small talk расширился в смысле адресатов: в России "как дела" спрашивают только у хороших знакомых, а "how are you?" спрашивают у всех.

Это "человек = социальная функция" это приятно, пока не становится скучно, и не начинаешь замечать отсутствие незадокументированных функций. Ну там с конфетами куда зайти, договориться по-человечески. Не говоря уж пойти в соседний отдел пить чай по поводу очередного ДР, работа ж не волк, в лес не убежит, люди важнее. Хотя нельзя не признать, что для эффективного функционирования сложного городского механизма человек урбанизированный удобнее, и бытового трения об него меньше. Людей-то много вокруг, тереться об каждого, индивидуального, замотаешься ведь.

Вот Россия, с ее сравнительно недавним аграрным прошлым, форсированной индустриализацией и отсутствием в советской индустрии всяких заводов Форда, кейрецу и прочих фабрик нового человека, находится пока еще в процессе перехода от человека неурбанизированного к урбанизированному. Запад в этом смысле по-прежнему впереди, но жалобы на moujiks запоздали лет на полста, в этом ваш собеседник со своей тогой "единственного европейца" анахроничен. Русские городские жители уже нормально урбанизировались, теперь в тренде жалобы на понаехалов (которые и западным людям последнее время не чужды). Не потому что понаехавшие плохие, а неурбанизированные они пока, конфликт города и деревни вызывают.

Сам же Запад, а особенно Северная Америка с ее suburbia, шагнул уже в пост-урбанизированное общество, каковое пока на нашей планете не случалось. Если город все же прижимает людей друг к другу, и потому на работе они социальная функция, но потом снова вливаются в общество и начинают, скажем, говорить на кухнях про умное или ходить в театр, здороваться там со знакомыми, то современный западный человек так уже не делает. В результате маска человека-функции начинает наползать и на частную жизнь, и бедный человек становится очень одинок и кушает прозак. Поэтому опять же, ориентация на Запад как на явленный нам идеал урбанизации несколько анахронична, проехали уже.
Friday, April 27th, 2018
12:31 am
Comments: Useful Economics
Я знаете чего понял. Мы с вами оба считаем, что есть у общества некоторые черты, на которые экономисты не могут повлиять и должны их просто принять. А есть другие черты, которые экономисты могут и должны менять. Мы только с вами расходимся в том, какие это черты.

Вы вот пишете, что в России очень многие уверены, что "эти все экономисты ерундой занимаются", и считаете это чем-то неизменным, вроде средней температуры января, "независимый от самих действий ученого (или даже науки в целом) спрос". Поэтому вам кажется, что "публикации важны unconditionally", а если российскому обществу на них плевать, то что поделаешь. "Народ не оправдал ожиданий правительства, правительство должно распустить народ и набрать себе новый" (с) Брехт

Я же, напротив, считаю, что вот именно это общественное восприятие экономисты в России должны в первую очередь менять. Потому что иначе сколько публикаций они ни опубликуй, для общества не будет никакого толка, все публикации и знания будут замкнуты в анклавах, а общество будет к ним равнодушно, если не враждебно. А толк для общества - это конечная цель любой публикации, все-таки. Пусть не сейчас, пусть через 20 лет, но все же.

Поэтому для России вполне может быть полезнее толковый экономист со средними публикациями, но с хорошо подвешенным языком, близкий к народу и ловкий на практически приложимую выдумку, нежели экономист с кучей топовых публикаций, которого публика терпеть не может.

С другой стороны, я полагаю, что есть у общества некоторые ценности и предпочтения, которые не экономисту менять, даже если они не ведут к максимальному ВВП. Бывают общества, которые любят исламский банкинг. Бывают общества, которые любят сажать олигархов или строить социализм. Вы полагаете, что экономисты должны агрессивно агитировать против этого, а если это плохо кончится - беда-беда, экономистов травят за экономику. Надо срочно умыть руки и вспомянуть про газенвагены.

Экономисту вообще стыдно должно быть быть "одноруким". Экономист – это такой человек, который должен писать: "выгоды такие, издержки такие, дальше считайте сами". Например, "посадили Ходора, издержки от ухудшения инвестиционного климата х, выгоды от большего отжатия нефтяной ренты у олигархов у, если вы цените посадки олигархов больше х-у, то все правильно сделали, если вы политические посадки считаете злом и у вас от них бесполезность (disutility), то картина ясная, что сажать не надо, потому что х-у>0". Вот это экономика, а справедливо-несправедливо, или тысяча статей про одно только х - это не экономика, это политика уже. Не говоря о том, что даже х-у>0 можно подвергнуть сомнению, это работа ученого все сомнению подвергать. Вот, например, мне в каменты недавно приносили ссылочку: "Taking a country with resource rents worth 20 percent of national income, the switch from autocracy to intense electoral competition would lower the growth rate by nearly 3 per cent". Рискну предположить, что средняя в 3% включает в себя пару случаев африканского пиздеца и гражданской войны, в которой кланы делят страну.

А если вы имеете в виду, что в некотором месте чуждые предпочтения упираются в наш ограничитель "мы знаем, что есть только два пути - Джа Растафара или война", то это несомненно так. Но это уже вопрос морали или там политики, а не экономики. Хотите воевать против чуждых предпочтений - пожалуйста, я такой выбор весьма уважаю. Оставьте только экономику дома, а возьмите себе листовку или винтовку. Экономика она и в бою негодная, и не надо ее во все это втягивать, вместе с остальными коллегами.
Thursday, November 30th, 2017
1:13 am
Comments: Bureaucracy
Я наверняка вам говорил, что бюрократию (которую вы называете "государственный аппарат") я считаю источником самого дистиллированного зла. Только бюрократия, никто иной, способна топить людьми печи и перерабатывать их на мыло. Потому что ее единственная цель - исполнить чисто формальную задачу, не разбираясь, чего это стоит и насколько цель отвратительна. Даже олигархи, у которых цель примитивный и бесчеловечный чистоган, не могут подняться до таких высот зверства и бессмысленной жестокости, как бюрократия. Если им предложить варить из людей мыло, они хотя бы спросят: "А какой с этого прок?" и будут всячески увиливать от взваливания на них этой неприбыльной задачи.

Возьмите любой бесящий вас и мешающий вам жить закон - его гарантированно породила бюрократия. Никакой тиран или олигарх не опустится до того, чтобы наставить светофоров каждый 200 метров, штрафовать за езду на велике без шлема или снимать в аэропорту туфли с древних дедов. Ну просто непонятно, зачем это, и ресурсов жалко. Не то бюрократ - ради достижения цифирки в отчете он готов подвергнуть вас каким угодно ограничениям. Вот нужно ему понизить смертность на дорогах - и, дай ему волю, мы скоро будем водить в защитных скафандрах и со скоростью не больше 30 км/ч. Никаких стимулов так не делать у бюрократа нет, и ничего, кроме концлагеря, предоставленные себе бюрократы построить не могут.

И единственная причина, по которой олигархическая демократура здесь еще не превратилась в один большой концлагерь, помимо невыгодности этого олигархам, это останки низовой демократии, приводящие в парламенты штатов отставных сержантов, школьных учителей и слесарей, а в мировые судьи - бодрых пенсионеров. Они могут быть не слишком умны, но они человечны и крепко стоят на земле. Они понимают, почему зарегулировать все перекрестки - не лучшая идея, и поэтому мудрые отцы-основатели оставили регулирование перекрестков в их руках. Так что «если есть спасение, оно в пролах» (с) Оруэлл.
Thursday, November 9th, 2017
9:39 pm
Comments: The Time is out of Joint
Конечно, всегда будут люди, которые идут не в тренде. И в Средние Века были атеисты, и в СССР были монархисты.

Проблема только в том, что человек социальное существо, он не может не принимать язык эпохи. И настоящие монархисты не могут вырасти в СССР, даже если они нашли друг друга и невозбранно собираются по пятницам. На них будет печать отрицания ими окружающего мира, которое будет совершаться в терминах этого мира, а не их мира.

Вот сейчас эпоха лайков, и это не с изобретением интернета началось, об этом еще дедушка Корней Чуковский писал сто лет назад, когда был молодой и кусачий, о том, что все идеи девальвируются до уровня "паюсной икры".

И можно, конечно, сказать, что во всем виновата всеобщая грамотность, и что 90% лайкающих при царе выгнали бы из третьего класса гимназии за тупость, но это не меняет того факта, что язык и категории лавочников с дипломом теперь довлеют всем, как язык богословов довлел всем в Средние Века.

Беда, настоящая беда в том, что за последний век большие слова потеряли свой большой смысл.

Бог, любовь, справедливость, Родина, мораль, патриотизм - сейчас стало модно считать, что это пустой звук, или пускаться в релятивизм, что, дескать, все боги равны, и все любови равны, и т.д.

При этом спросишь человека, что он, собственно, отрицает, что признает неважным - он вместо патриотизма отрицает какую-то казенщину из советской школы или болтовню алчного депутата.

А любой разговор о религии теперь начинается с часов патриарха или плясок в храме.

Раньше, по крайней мере в культурном пространстве, спор о морали или о любви велся в терминах философии, в поле древней культуры, а не в терминах полуграмотных лавочников. Вы вот найдите где-нить старые газеты и журналы и сравните с современными. Если это затруднительно, почитайте Дневник писателя Достоевского - это был такой журнал, на него подписывались простые образованные люди. Потом читатели писали автору умные письма, а автор им умно отвечал, это тоже в ПСС есть.

Я понимаю, что тогда 99% населения никаких журналов и газет не читало, и картина "все такие культурные" складывается из-за того, что тот, кто не был такой культурный, просто не оставил по себе письменных свидетельств.

Но суть-то в том, что сейчас собери всех шибко культурных на сайт Сноб, и не получаются ни Отечественные Записки, ни даже Русский Инвалид. И дело не в том, "до чего довел страну этот фигляр ПЖ", кого бы под "фигляром ПЖ" не разуметь, а это общемировая проблема. Которая состоит в том, что, конечно, плохо, когда "улица корчится, безъязыкая, ей нечем кричать и разговаривать", но если дать слово улице, как это попробовали сделать в последние 100 лет, то все, включая Пушкиных и Достоевских, начнут говорить на языке улицы, а на языке улицы о некоторых вещах просто не поговоришь, потому что улица подменяет значения многих слов.
Friday, October 20th, 2017
10:43 am
Comments: Science and Ethics, Part 3
Нет у бабуинов никакого "понятия справедливости". Понятие, блджад, это часть языка. А будь у бабуинов язык, с ними можно было бы покалякать, как с французами или чукчами, и про их понятия выяснить напрямую, не городя огород.

Можно сказать, что бабуины ведут себя, как будто у них есть понятие о справедливости. Но это будет вульгарный языческий антропоморфизм. При помощи подобного же поиска человеческого там, где его нет и быть не может, язычники заключали, что вот эти вот лошади живут так, словно сильно грешили в прошлой жизни, а вот тот кот ведет себя, как будто в него вселилась душа покойного дядюшки.

Вот на таком примерно уровне все эти рассуждения этологов о понятии справедливости у зверушек (и, соответственно, о животной природе понятия справедливости у людей). С трепетом душевным жду, когда окажется, что у лошадей есть понятие о скорости и ускорении, потому что они бегают и ускоряются, а бабуины умеют дифференцировать, потому что прыгают всегда по параболе.

Можно и о движении планет говорить в терминах психологии человека, и о всех природных явлениях вообще, даже у Аристотеля этого много. Телеологическое объяснение, все дела. Можно, наверно, и о поведении животных рассуждать в терминах морали, если подрастянуть Аристотеля.

Только это будет отрицать фундаментальную разницу между человеком и животными: что у человека есть саморефлексия, он видит не только ситуацию, но и себя в ситуации. И по результатам действий будет оценивать себя: поступил ли он хорошо или дурно, является ли он трусом или дураком. Бабуины этого не делают, поэтому к ним неприменимо понятие вины, которое есть основание любой ответственности, и уголовной, и моральной.

Если вы так уверены, что бабуины они как люди, давайте бабуинов судить за их действия. Думаю, вас общество быстро вернет в рамки с такими предложениями.

Я считаю, что у животных, во-первых, нет совести, стыда, чести, долга, понятия о добре и зле, а, во-вторых, у них нет выбора, они повинуются инстинктам, а потому фактически являются очень сложными белковыми механизмами. Поэтому о морали в их случае не может идти речи, они не делают выбора между велением чести и инстинктом, например, самосохранения.

Еще раз говорю, если бы у животных была мораль и выбор между добром и злом, их за плохие поступки следовало бы судить. А если бы люди жили как животные, повинуясь инстинкту и не зная о долге, их судить бы было бессмысленно.

Относительно "детей и инвалидов" - они, конечно, не белковые механизмы ни в какой момент, начиная с зачатия (напоминаю вам, что вы беседуете с христианином, верящим в бессмертную душу).

Детей можно уподобить спящим или инвалидам. Вы же не становитесь белковым механизмом, когда спите. И колясочник дядя Петя не лишается свободы воли от физической невозможности сплясать комаринского. Так и дети – они свою свободу часто не могут реализовать в силу физических ограничений. Не могут понять значения своих поступков, не могут осознать какой-нить долг. Поэтому на детей зачастую не распространяются понятия вины и ответственности.

Вспомните вот еще недавнего БГ:

Остается только чистая вода
И скрепляющие тебя провода,
Остается то, на чем машина дает сбой –
И значит, Вавилон никогда не был властен над тобой.

Вот "то, на чем машина дает сбой" - это то, что отличает человека от животных. И чем больше вы будете отстаивать наличие этой области, да еще и у животных, тем больше вы будете подрубать основы этой вашей этологии, в лучшем случае превращая ее в заведомо неправильные модели, позволяющие хоть как-то упорядочить хаос и что-то там утверждать о средних. Потому что если "машина дает сбой", то вся наука в этом месте, строго говоря, идет к черту.

(В принципе, это во всех социальных науках так, социальные науки учат смирению даже самых жестоковыйных).
Wednesday, October 4th, 2017
12:06 pm
Comments: Church and Intelligentsia
Отдельным каментом хочу написать про "заигрывать с откровенными гопниками”. Не следует представлять дело так, что собрались все эти дядьки, доктора богословия и выпускники духовной академии, и решили вдруг: "А не набрать ли нам в сторонники гопничков? То-то будет весело, то-то хорошо!"

Надо понимать, что ты со своим дипломом МГУ какому-нить Чаплину или Кириллу все равно ближе, чем любой Союз Михаила Архангела, повесь на него хоть сколько икон. И с этого последний церковный ренессанс и начинался, с крещения интеллигенции. Был нам и Кураев в пресс-секретарях, и цитаты из Канта в речах патриарха, и либеральный свыше меры Александр Мень. Как только церковь сумела куда-то пойти с миссионерством и диалогом, она пошла-то в первую очередь к нашему сословию. В общем, ты не маленький, ты должен помнить, хотя бы на уровне ощущений.

А потом случилось так, увы, что наше сословие церковь наебало. Причем не в лице тех, кто не отозвался на проповедь и продолжал размахивать "Настольной книгой атеиста", а в лице именно тех, кто отозвался, на кого церковь рассчитывала, что он будет посредником между ней и безбожным обществом, между ней и атеистической элитой.

Церкви нужно-то было от нас одно: верность. Чтобы мы не побоялись размолвки со своими друзьями-атеистами, не побоялись прослыть религиозниками, а стали бы в общественных конфликтах принимать сторону церкви и разъяснять ее противникам понятным языком ее желания.

Сколько с тех пор, то есть с начала 90ых, было общественных конфликтов? ОПК, иконы из Третьяковки, возвращение Татьянинского храма, ХХС, "табачный скандал", да до фига. И где была православная интеллигенция? Либо браталась с антиклерикалами, либо начинала в тот самый момент, когда церковь под обстрелом, предъявлять ей свои обидки, либо что-то мямлила про светское государство. Никто почти не отнесся к церкви так, как нужно в подобных ситуациях относиться к жене или брату, то есть принять ее сторону и защищать ее всеми силами, а не пытаться выпятить свое "правильное и терпимое христианство", чтобы либеральное или вообще светское общество погладило по головке.

А тем временем закваска проповеди стала охватывать все общество, и церковь обнаружила, что у нее есть и другие союзники. Их больше, и они хоть и несколько дики, но они готовы быть верными. В том самом дворовом смысле, когда твоя стая всегда права, и за нее бьются до последнего. А потом и еще союзнички подошли, которые готовы быть верными силе, в деловом смысле, без кидалова.

И когда эти ребята занимают в церкви не свое место, то это они наше место занимают, с которого мы сбежали.
Sunday, July 23rd, 2017
11:02 pm
Comments: Feminism
Все это равноправие на самом деле борьба не с причиной, а со следствием.

Причина того, что женщине в патриархальном обществе трудно делать карьеру - в том, что люди не любят тех, кто не такой, как все. А вовсе не в том, что женщин-карьеристок в нем мало, надо бы больше.

Попытки решить вопрос путем увеличения числа карьеристок и пропаганды их жизни как нормы приводят только к тому, что вместо карьеристок начинают травить домохозяек. И где профит?

Я про то и написал: единственная культурная норма, которую надо сменить, - это «травить того, кто не такой, как все».

Все остальное - это тришкин кафтан. Сделаешь норму «женщина-домохозяйка» - будут травить работающих женщин. Сделаешь наоборот - будут так же травить домохозяек. Сделаешь посередине - они встанут лагерями напротив друг друга и начнут кидаться говном.

А если сменить вот эту одну норму - окажется, что и многовековые традиции ни к чему рушить, и спасать никого не надо, каждый как хочет, так и живет.

А что до равноправия - равноправие бывает разное. Например, вратарь и нападающий в команде равноправны, если один из них будет играть плохо, продует вся команда. Современное "равноправие" таких тонкостей не различает, оно больше похоже на уравниловку. "Давайте все пойдем в нападение" или "давайте все встанем в ворота".

В результате общество атомизируется и организуется по принципу "бойцовый кот есть боевая единица сама в себе", словно во время беспощадной тотальной войны всех со всеми.
Tuesday, July 18th, 2017
11:38 am
Comments: Modern Art
Мне про современное искусство один умный человек умную книжку посоветовал, она вроде так и называется, modern art, автор какой-то француз, забыл фамилию. Там написано, что это все немцы философы накосорезили, им захотелось странного возвышенного, чтобы красота не связывалась с удовольствием и чтобы поэзию на уровень философии вознести, чтобы она им метафизические истины открывала. Ну вот романтики там всякие, Йена и все дела.

И так с тех пор и пошло, не было в последние два века ни одной философской концепции искусства, которая напирала бы на эстетическое удовольствие, всем хотелось от искусства прозрений и философских истин, от Гегеля до Хайдеггера. И современное искусство постепенно до этого дошло, чтобы произведение искусства было символом, чтобы в нем главным был некий философский смысл. Вот нарисовал кто-то черный квадрат или притащил в музей унитаз, он таким образом силится нам что-то сказать, а не порадовать наши органы чувств.

Вот отсюда и вся эта армия интерпретаторов, и туманность, и неоднозначность. Искусство стало приходить к человеку через посредника, потому что отказалось говорить с воспринимающим его напрямую. Вот Сен-Шапель можно интерпретировать, а можно и нет, она и так хороша, и если так прикинуть, то главная ее красота открывается и простому взору, не оснащенному толкованиями. А Уорхолла надо интерпретировать, без интерпретации - ну банка супа, и что.

А в итоге получается, что главное не картина, а разговор о картине. И, как по мне, это уже не годится никуда, потому что если я захочу философии, я пойду к философам, а не артхаусным критикам. И уж тем более я не буду втыкать в черный квадрат и силиться понять, что хотел сказать автор, «если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот» (с) БГ. В искусстве я ищу красоты, данной мне в ощущениях. Поэтому плюнул я на это современное искусство и созерцаю природу, как завещал нам Кант, который первый заговорил о философии искусства, да вовремя окстился.
Thursday, June 22nd, 2017
1:15 pm
Comments: Money Talks
Не надо губить науку, можно просто не губить образование, переводя обучение российских бакалавров на английский язык. Сами же говорите, что у студентов нет мотивации учить профессиональный английский. А знаете почему? Потому что он им не нужен. Немалое число пойдет менеджерами по продажам работать, сисадмином или в банк. Еще многие в нефтянку какую, что чуть ближе к специальности, но английский все равно особо ни к чему.

Думаете, у них мотивация появится от лекций на английском? Сначала нужда должна появиться, осознание нужности, потом уже мотивация будет. МВАи вон хотят в private equity, они на курсе про mergers and acquisitions готовы камни жрать. У них нет проблем с мотивацией, они из этих знаний собираются горы бабла делать. А из химии на английском у русских студентов не получается бабло.

Я вообще не понимаю выражения "губить науку". Это что, царева игрушка? А ученые это комнатные собачки? Ну раз науку можно "погубить", просто не обращая на нее внимания. Науку тогда нельзя "погубить", когда она опирается на мощную промышленность, производящую конкурентноспособную, нужную людям продукцию, когда профессора поставляют этой промышленности студентов и аспирантов. Никак нельзя такую науку "погубить", даже если специально это поставить целью, промышленники "губителя" сожрут.

А знаете, почему в России химиков много, а химической промышленности мало? А потому что при советской власти ученых держали для престижу первого коммунистического государства. Обязательно надо было, чтобы у нас и шахматисты были, и спортсмены-олимпийцы, и вот ученые всякие. Чем больше, тем лучше, престижу много не бывает. А нужно столько промышленности или можно половиной обойтись, хороший продукт дает промышленность с помощью таких ученых или нет - это далеко не всегда принималось в расчет. Народ ходил в ботиночках Скороход, ездил на Жигулях, мыл раковины содой - а инженеров да химиков при этом было завались.

Вот поэтому единственная надежда на быстрое возрождение науки в России - это как раз "русские националисты" и прочие имперцы, которых вы считаете инфернальным злом и по совместительству "губителями науки". Захотят они кинуть перед всем миром понты и накачать деньгами ВПК - и будут в России снова востребованы самые разные ученые. Лаборатории, реактивы - все найдется. Людей тоже купят, как Екатерина Эйлера или как Зенит Халка. Будет все цвести, пока у царя не кончатся деньги или пока ему (или преемнику) не надоест. Не говорю, что так обязательно будет, но если есть желание быстрых и простых решений в стиле "через четыре года здесь будет город-сад", то это единственный шанс, хоть и без гарантий.

А второй, более правильный путь - это не ждать грантов и подачек, а начинать с основы. Как положено, сначала поднимать промышленность за счет того, что толкового русского химика можно нанять за гроши. Забыть о повадках небожителя "объяснение химии общественности - это уже неглавная задача". Научиться для начала клепать востребованных промышленностью специалистов, а не замахиваться сразу на оптовое производство передовых ученых.

Тогда, может быть, через поколение у нас будет сильная химическая промышленность, достойно оплачиваемые химики, которым нет смысла идти работать менеджером по продажам или сисадмином, и нормальная встроенная в общество наука, которую никак нельзя "погубить". А может, и не будет этого всего. Не в каждой стране есть своя марка телевизора или автомобиля. И развитая химическая промышленность есть не везде.

Но вот если мы решимся пойти по этому второму пути, вот тогда мы и поймем сразу же, что русских студентов именно на русском надо химии обучать, если есть намерение с русского общества получить на ее развитие деньги.
Tuesday, June 6th, 2017
11:29 am
Comments: Take It or Leave It
Вот, кстати, захотелось сформулировать. Я вот заметил, что многие люди вокруг боятся вот этих вот манипуляций. Незамужние "независимые женщины" боятся, что ими начнут манипулировать коварные мужчины с целью обращения в кухонное рабство. Эти же самые "коварные мужчины" в то же время боятся, что ими будут манипулировать алчные женщины с целью женить на себе и жить за их счет. А неверующие постоянно беспокоятся, что ими или кем-то еще пытаются манипулировать алчные попы с целью обратить в свою веру и собрать пожертвований себе на храм и на мерседес. И много еще таких примеров можно набрать.

Меня такие опасения всегда озадачивали. Ну считаешь ты, например, брак инструментом эксплуатации человека человеком и не хочешь в него вступать - ну и не вступай, problem solved вопрос закрыт. А потом я понял, что вот эти, которые публично отрицают брак или там религию - они во многом хотят и жениться, и веровать, просто они хотят, чтобы их поуговаривали, поторговались с ними, предложили особенный брак и новое христианство.

Из детства, небось, все идет, от "ложечки за папу, ложечки за маму". Не хватает людям в биографии суровых крестьянских бабушек, у которых на обед гречка, а кто не хочет гречку - пусть пожует хлеба и катится из-за стола. Поэтому люди не имеют глубинного ощущения, что жизнь вертится не вокруг них, что она просто такая, какая есть. Хочешь бери, хочешь брось. А надеяться, что тебя будут уговаривать и для тебя что-то переделают, не стоит.
Wednesday, April 26th, 2017
10:22 am
Comments: Class Struggle, Part 1
С точки зрения народа, Магна Карта воистину была фуфлом. Равно как и какие-нибудь холивары между Грозным и боярами с т.з. народа были таким же фуфлом, которое его не касалось никак. Поэтому мнение о том, что Грозный был царь ужасный, а король Джон был король отличный, потому что казненные бояре и Магна Карта, будет мнением неисторичным, оно почти никем из современников не разделялось.

Это как большевики выискивали во все века признаки классовой борьбы и мифологизировали Разина и Болотникова, так и сейчас исторические события оцениваются по лекалам текущего времени, что делало прошлое более похожим на настоящее, то хорошо и правильно.

А на самом деле для размышлений об истории полезно пользоваться не демократической/большевистской дихотомией "власть-народ", а связкой "король-бароны-подданные". В которой антагонистами являются король и бароны с одной стороны и бароны и их подданные с другой. А король и подданные в непосредственные отношения вступают редко, вассал моего вассала не мой вассал и вот это все.

И тогда на ум приходит возможность, что народ вполне может поддержать короля в его борьбе с баронами, хотя бы по принципу "враг моего врага мой друг". А если король при этом наплюет на Магну Карту, то народу что за беда, ему от нее сроду не было выгоды. И становится понятно, почему посадские люди ходили к Грозному в Александровскую слободу на поклон, чтобы царствовал дальше. И почему революция олигархов может не вести к народному счастью, а вовсе даже наоборот.

Меня последнее время больше занимает тот факт, что многие наши современники серьезно не видят разницы между свободами баронов и свободами их подданных. Образно говоря, совершенно непредставимое число голодранцев митингует за нерушимость права собственности, не имея толком этой самой собственности. Раньше, конечно, у баронов тоже были верные холопы, но бароны верных холопов кормили хотя бы. А теперь только пропаганды дают пожевать.

Основная мысль в том, что антагонисты - это не король и народ, а бароны и народ. И всякий раз, когда народ предъявляет баронам за царящие в повседневной жизни бардак и эксплуатацию, откуда-то появляются бодрые люди, которые агитируют менять систему сверху донизу вместе с королем, и к любой забастовке и местному митингу пытаются привинтить масштабные политические требования. Это класс баронов таким образом сопротивляется и пытается использовать народ как таран для увеличения баронских привилегий.

Важно понимать: бароны сопротивляются не всегда осознанно, и бодрых агитаторов посылает далеко не всегда тот барон, чьи вольности переполнили чашу народного терпения. Чаще бывает так: конечно, губернаторы истово сажают всяких там эсеров, но для молодого журналиста печататься в монархической газете это смерть карьере, а печататься в эсерской - вовсе нет, и это при том, что вся пресса в руках аристократии и крупных капиталистов. Да и посаженные эсеры идут по этапу с привилегиями, как губернатор ни лютуй. И означает эта картина обычную ситуацию: бароны используют народное недовольство баронами как таран против слишком сильного короля, ненавязчиво недовольных поддерживая и направляя в нужную сторону.
Wednesday, April 5th, 2017
10:49 am
Comments: Progress Addicts
Вот не надо мне тут этого вульгарного марксизма. Стоики были стоиками, чтобы пожить еще чуть-чуть, желательно с комфортом? Первые монахи 3-4 веков именно за этим молились Богу? Иов желал повкуснее поесть и быть здоровеньким?

Вся религия, искусство, философия, и все остальное, что делает нас людьми, а не чавкающими свиньями, это "сны о чем-то большем". Человек ищет истину, красоту, любовь, он не согласен пройти из небытия в небытие, он чувствует, что он - это больше, чем тушка.

Конечно, иногда человек может забыться в чавкании, процесс увлекательный, животная природа сильна. Раньше да, жизнь очень скоро давала ему по черепу и выводила его из самодовольного свинского состояния. Комфортный мирок прорывался, Первая Благородная Истина стучала в дверь неиллюзорной кувалдой.

Сейчас же увы, можно самозабвенно чавкать всю жизнь, а на искусство и религию сыто хрюкать. Технический прогресс, ети его.

"Наконец, подкравшись, я сумел коснуться корнем одной из свиней. Тотчас спала покрывавшая ее щетина, и предо мною предстал мой спутник Эльпенор, самый младший из нас, заурядный юноша, не отличившийся в битвах и не наделенный разумом. Он стоял передо мною прямо, в своем человечьем обличье. Но он не заключил меня в объятья, как я ожидал, и не ликовал, и не был счастлив. Нет, он стал упрекать меня, говоря: «Ты снова явился, злой нарушитель покоя? Ты снова хочешь нас мучить, подвергать наши тела опасностям и требовать решений от наших душ? Сладко быть тем, чем я был, валяться в грязи на солнышке, радоваться корму и пойлу, хрюкать и не ведать сомнений: так ли мне поступать или этак? Зачем ты пришел, зачем насильно возвращаешь меня к ненавистной прежней жизни?» Так упрекал он меня, плача и проклиная. Потом он пошел, напился допьяна и лег спать на крыше Цирцеина дома. Но остальные спутники – свиньи – вернулись и разбудили его своим хрюканьем и визгом. Ничего не соображая от опьянения и сна, полный смутной тоски, кинулся он к ним навстречу, но угодил мимо лестницы, упал с крыши и разбился насмерть. А он был единственный, кого мне удалось расколдовать.
Многое пришлось мне перенесть, но этот час был самым страшным. Сердце в моей груди стало тяжелым, оно оборвалось и упало, когда я понял: спутники бегут от меня, желая остаться свиньями и не возвращаться в человеческое обличье. Только одного я поймал и снова сделал человеком, – но как ненадолго и к чему это привело!
Черты Одиссея, пока он рассказывал, сделались старее, резче и суше."
(с) Фейхтвангер, "Одиссей и свиньи"


Раз уж речь зашла о буддистах: Первая Благородная Истина учит нас освобождаться от привязанностей, а не потакать им всячески в надежде их удовлетворить. Потому что вот морфий - он тоже уменьшает страдания, но если от всех горестей лечится морфием, то горести, может, и исчезнут, но начнутся другие горести, едва ли не большие.

Вот современная цивилизация занимается тем, что пускает прогресс по вене. И это привело к тому, что от ломки начали бунтовать уже не голодные и замучанные жестокими правителями, а посреди Европы взбунтовались сытые бюргеры, и был их бунт, поддержанный танками и люфтваффе, горше всех предыдущих.

И все текущие мелкие бунты, которые мы наблюдаем, если взять по уровню жизни, образования и медицинского обслуживания, - кому из 18ого века соответствуют жгущие машины в Париже и громящие городок Фергюссон? Уж небось не пролетариям, каким-нить купцам третьей гильдии. Часто ль бунтовали у нас купцы третьей гильдии, портили имущество и убивали государевых людей? Да не было почти такого позора.

А больше всего меня беспокоит то, что пускающим прогресс по вене каждый раз нужна все большая доза, а экономический рост в развитых странах уже на уровне конца 19ого века.

Проблема, конечно, не в превознесении науки - я и сам готов науку превозносить за воспитание в людях привычки к критическому мышлению и рассматриванию альтернативных гипотез. (Только так ее и в университетах мало преподают, а жаль).

Проблема в превознесении науки по принципу "мы стали более лучше одеваться" и самодовольству на основании этого. Дескать, раз стали "более лучше одеваться", то уж и мораль у нас самая лучшая, и религия больше ни к чему, и философия не нужна.

Виновато ли тут массовое производство и лично Генри Форд, алчная вобла, - частично да, "более лучше одеваться" мы стали во многом благодаря им. Но то, что мы не сумели этим новым богатством распорядиться, а повели себя как типичные нувориши, раздулись от самодовольства и опустились - это уж сами виноваты.
Tuesday, March 7th, 2017
11:02 am
Comments: Market Efficiency
Эффективный рынок это такой конь-цепт, который помогает правильно думать про реально существующие рынки. Понять его очень просто: допустим, акция торгуется по 10, а вы знаете, что должно быть по 12. Тогда вы начнете покупать, и не остановитесь, пока не станет 12. Таким образом, известная вам информация отразится в цене, и цена станет правильной. Так работает эффективный рынок.

Отсюда самое простое следствие: не пытайтесь торговать на том, что знает кто-то еще. И отсюда же всякие слабые-сильные формы эффективности, которые говорят о том, что нельзя получить прибыль, торгуя на определенном типе информации, потому что он многим на рынке известен.

По мне эффективность рынка это такая концепция типа совершенной конкуренции, которая говорит, что на рынке нельзя получить прибыль, прогнозируя сверхдоходность (abnormal return), потому что все этим занимаются. Но, в отличие от рынка товара, который не стремится к совершенной конкуренции, потому что барьеры на вход, всякий демпинг и хитроумные картели, финансовые рынки к состоянию эффективности таки стремятся.

Есть даже такое рассуждение, что для эффективности рынка достаточно одного рационального агента, который будет торговать против всех иррациональных. Ну и как бы есть чувство, что лучше бы это был Баффет, у него денег много и ему дадут (кредиты, в смысле, если ему надо).

А дальше, отталкиваясь от этого как от базовой ситуации, можно начать задавать интересные вопросы. А что если вы знаете, что акция должна быть по 12, а у вас нет денег? А что, если есть транзакционные издержки, и вы допокупаете до 11.8 и бросите? А кто будет торговать на информации в финансовой отчетности и таким образом запихивать ее в цену, если прибыли от этого нет? А что такое вообще прибыль? Если вы торговали год и наторговали 15% на капитал - это прибыль? Или это премия за риск? Или 20% прибыли, 80% премии за риск? Или 10-на-90?

Поэтому эффективность рынка - это стартовая точка для любого анализа. Допустим, у акций типа А и типа Б разная доходность. Объяснений может быть два: либо у них разный риск, либо тип акции (А или Б) предсказывает сверхдоходность (ту, которая достается просто так, а не как плата за риск) и рынок неэффективен.

Если первое, то нужно искать источник риска. И смотрите: мы предположили, что рынок эффективен, и теперь мы знаем, где искать разницу в риске - среди типов акций с разными доходностями. А если бы не предположили, то и не знали бы, где искать. Может, вся разница в доходностях от неэффективности рынка.

Если второе, то надо вспомнить, что рынок стремится быть эффективным, а если он неэффективен, то ему что-то мешает. И искать эту вещь, получать предсказания, в какой подвыборке разница доходностей между типами А и Б будет больше. Среди малых компаний? Среди волатильных? Среди тех, которые не охвачены финансовыми аналитиками? И опять же, если бы мы полагали, что рынок просто неэффективен, а не стремится быть эффективным, мы бы не знали, где искать.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com