Пайсано (hroniki_paisano) wrote,
Пайсано
hroniki_paisano

Category:

Comments: Scientific Controversy

Какой-то странный у вас получается "научный спор". Один говорит А, другой неА, а потом оба идут и ставят эксперимент. Это больше напоминает спор приятелей, побившихся об заклад.

Наука делается в форме статей. Каждая статья должна иметь какую-то идею. Бывают большие идеи, как в статьях Нэша или Эйнштейна. Бывают маленькие, как у рядовых ученых.

Атаковать чужую идею, "он А, а я ему неА" это не слишком креативное занятие, это не поощряется. Конечно, иногда разломать очень большой результат более ценно, чем придумать небольшую новую идею, но тот, кто говорит "неА", всегда ставит себя в подчиненное положение по отношению к тому, кто говорит "А".

Конечно, иногда сам процесс разламывания отличается оригинальностью, какой-то новый эксперимент придумал человек, новый способ работы с данными. Но чаще всего разламывание происходит из-за того, что кто-то пишет "в сторону", совсем про другое и по-другому, и все вдруг понимают, что по-новому интереснее и бросают старое. Тот же Эйнштейн не усовершенствовал теорию Ньютона и не писал ее отрицание, а придумал свою теорию.

То есть "научных споров", как вы их описываете, практически нет, существующие "научные споры" больше напоминают споры символистов и футуристов и решаются схожим образом.

Например, Перельман крут не потому что правильно доказал теорему, а потому что доказал именно гипотезу Пуанкаре. Доказал бы он какую другую, столь же правильно, никто бы и внимания не обратил. А почему так важно было подтвердить именно гипотезу Пуанкаре? А потому что консенсус ученых мужей так постановил, что это интересная гипотеза, а есть еще тыща гипотез, они неинтересные, их можно тоже подтвердить или опровергнуть, но за них даже степень не дадут.

Наука она вообще не о правильных результатах, а об интересных. И именно интересностью результатов определяется научная репутация ученого. Правильные-то результаты может получать любой выдрессированный лаборант. Ну поставил эксперимент, получил результат - это не важно само по себе, в отрыве от научного контекста. Ну прав ты, и что, всем пофиг.

А кто решает, какой результат интересный, а какой нет? А опять же консенсус ученых мужей, каждый из которых пользуется своим "революционным чутьем".

И ровно так же присваиваются ученые степени и звания: обладатели этих степеней и званий собираются и решают, интересные ты вещи делаешь или нет. То, что у тебя вычисления правильные, и эксперименты правильные, предполагается, но ничего не гарантирует. Очень похоже на апостольскую преемственность у попов, кстати.

Или вот говорят, акмеисты играли в такую игру, с подачи Гумилева, которому было не чуждо чинопочитание: "Кто тебя признал?" Гумилева признал Брюсов, Ахматову признал Гумилев (гусары, молчать!), ну а если Лидию Чарскую никто не признал из тех, кого самого признали, а только Чуковский поглумился, то опаньки Лидии Чарской.

И поэтому же редакторы научных журналов руководствуются "революционным чутьем", а не "научным подходом". Поверьте человеку, который для них написал добрую сотню рецензий. Основной вопрос для рецензента - это "интересная ли работа и занимательные ли в ней результаты". Если рецензент чувствует, что статья уныла и/или что результаты тривиальны и до них можно догадаться без статьи (статья представляет доказательство, но рецензент говорит "я бы поверил и так"), то рецензент статью зарубит. Как вы понимаете, это совершенно интуитивное решение, не подверженное никакому научному анализу - что мне интересно и во что я верю без доказательства.

Редактор, который принимает итоговое решение и выбирает рецензента (с прицелом на нужное решение), в целом делает то же самое. Никто не проверяет доказательства, не роется в данных и т.п. И даже на основании "что-то в этих результатах не так" никто не зарубает статью, кому охота потом возиться с автором, который пришлет апелляцию и будет доказывать, что все так. Потом, если статья прошла первый фильтр "интересности и занимательности", могут немного повозиться с деталями, применяя т.н. "научный подход", тестов там новых запросить. И то пару лет назад один редактор написал воззвание: "Не возитесь вы с этими деталями, если статья действительно годная, аспиранты коллеги уже после публикации повозятся".

И кстати, новые теории всегда объясняют меньше старых, потому что старые десятилетиями допиливали лобзиком и напильником и подгоняли под реальность. Новая теория обычно приходит в форме: "А вот я умею объяснить одну-две вещи, с которыми старая теория мается, и не просто скучным допиливанием, а совсем другая у меня новая идея". Если новую теорию начать долбать вопросами: "А может ли она объяснить и то, и это, что старая объясняет", - любая новая теория в первые несколько лет, а то и десятилетий своего существования капитулирует. И выживают новые теории за счет энтузиазма и кредита доверия: "Ну-ка, ну-ка, интересная штуковина, а что если ее подопиливать лобзиком и напильником тоже? Или новенького чего в нее подкинуть? Все равно не работает, зараза? А мы ее еще вот так! … Работа кипит, жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее!"

А широкая публика смотрит с высоты птичьего полета, и диалог между научными школами воспринимает как вечное "А против неА", где А - это некая парадигмальная вещь, типа "влияет человек на глобальное потепление или нет".

У нас в финансах тоже есть школа, которая объясняет функционирование финансовых рынков исходя из предположения, что инвесторы рациональны (rational asset pricing). А другая школа (behavioral finance) - исходя из предположения, что инвесторы (некоторым образом) иррациональны.

Если смотреть с высоты птичьего полета, то кажется, что все статьи первой школы говорят "инвесторы рациональны!", а все статьи второй школы "инвесторы иррациональны!", и так этот скучный спор длится десятилетиями.

А если взять по статье каждой школы даже про один и тот же феномен и разобраться, то получится, что одна находит в нем такие-то признаки рациональности, а другая - совсем другие признаки иррациональности, и в принципе основные идеи двух статей разных школ не взаимоисключающи даже. Потому что ну может же быть такое, что феномен объясняется рациональными причинами (скажем, риском) на 70%, а иррациональными на 30%, или наоборот. Ну вот просто разный у разных школ источник вдохновения, разный способ производить тестируемые гипотезы.
Subscribe

  • Unpredictable

    Говорят, что если мы понимаем некоторое явление, то мы можем его предсказать. К сожалению, это верно только тогда, когда предмет познания не…

  • Intro to Statistics, Part 3

    В прошлой серии были удивительные истории про мощность теста, то есть вероятность того, что годное лекарство будет-таки признано годным. Прежде чем…

  • Intro to Statistics, Part 2

    В прошлой серии у нас были две прискорбные ситуации, которые, тем не менее, у эмпириков возникают постоянно. В одной верная нулевая гипотеза…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Unpredictable

    Говорят, что если мы понимаем некоторое явление, то мы можем его предсказать. К сожалению, это верно только тогда, когда предмет познания не…

  • Intro to Statistics, Part 3

    В прошлой серии были удивительные истории про мощность теста, то есть вероятность того, что годное лекарство будет-таки признано годным. Прежде чем…

  • Intro to Statistics, Part 2

    В прошлой серии у нас были две прискорбные ситуации, которые, тем не менее, у эмпириков возникают постоянно. В одной верная нулевая гипотеза…