Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

осенняя мордочка

Comments: The Myth of Science

я скажу проще: наука ищет не истину, а кусочек истины. потому что, например, Бог есть, а наука "не нуждается в этой гипотезе" (с) Лаплас. и другие есть истины, не менее важные.

особенность науки в том, что ее можно допилить до инженерных приложений. религию, музыку, поэзию нельзя до них допилить. с другой стороны, религия и музыка нужны людям и без этого, почти все люди поют и молятся просто так, для себя. а диффуры очень мало кто для себя рюхает, и биологию тож.

и причины сциентистской агрессии по отношению к религии именно от этого чувства ненужности и проистекают. именно поэтому ученые желают, чтобы физику-биологию все изучали в школе, именно от этого научные сказки про динозавров и черные дыры по телеку.

а я лично считаю, вслед за Фейерабендом, что не надо превращать науку в новую мифологию и новое искусство. пусть она оправдывает свое существование не идеологией и не сказками про Большой Взрыв, а конкретной пользой. и все.

а когда ученые начинают претендовать на роль нового духовенства, настаивают на обязанности общества кормить их только за то, что они служат науке, лезут в вопросы морали и религии, объявляют ненаучность самым страшным грехом - вот тогда я начинаю беспокоиться за судьбы науки. ничего хорошего из «научной религии» или «научной морали» никогда не выходило, и не выйдет.
осенняя мордочка

Comments: Disappointment in Science, Part 2

с содержанием проблема в том, что хорошо заниматься тем, что многим нужно, и плохо тем, что мало кому нужно.

я, конечно, не хочу начинать бессмысленный и беспощадный флейм о том, кто полезнее обществу: врач, химик или маркетолог. тем более что та полезность, которую каждый из нас ощущает на своей шкуре, это скорее предельная полезность, чем суммарная. говоря проще, даже если химики куда полезнее врачей, но в обществе 100 химиков и 5 врачей, 5 врачей будут нарасхват, и им жить будет весело и интересно.

на мой сторонний взгляд, в естественных науках просто слишком много людей. это случилось частично из-за холодной войны, частично из-за набега индусов и китайцев, частично из-за того, что в аспирантуры берут слишком много людей, чтобы было кому работать в лабе. но итог тот, что каждый новозащитившийся аспирант-естественник фактически никому не нужен. и отсюда бесконечные круги постдока, беготня за грантами и мизерные зарплаты (по сравнению с талантом получающих).

если человек защитился по финансам, попробуй не дай ему сразу после аспирантуры tenure-track и кучу денег, он просто свалит на Уолл-стрит, в центробанк или в litigation consulting. многие туда и так бегут, даже не поступая в аспирантуру или отучившись в ней 2-3 года. а куда уйдет средний химик, биолог и т.п., если ему не по нраву постдок? конечно, success stories есть, но в среднем очень и очень многие обнаруживают, что идти-то некуда.

при этом обществе сохраняется идея о том, что какая-нить физика - это до фига наука, а какая-нить юриспруденция - ни фига не наука вообще. понятно, что проповедь это во многом вынужденная. грантов хочется, от студентов на юрфаках отбоя нет, а на физике, если не брать самые начальные курсы - шаром покати, а студенты - это тоже деньги. надо завлекать студентов и обрабатывать другие источники денег, если студентам не светит нормальная зарплата – нужно попытаться накормить их историями про то, какую научную науку они изучают.

но вот этой научной проповедью люди фактически консервируют сложившееся положение, от которого вы, например, и пострадали. если бы у вас сейчас был tenure-track, контракт на 7 лет и сильно шестизначная зарплата - переживать возникающие порой мысли о ненужности своей профессии было бы легче. как говорится, не догоню, так согреюсь не найду истину, так хотя бы разбогатею.

если говорить о том, где же выход (не для вас лично, я тут советовать не берусь, рынок не знаю), имея в виду выход для общества в целом - то, боюсь, "только массовые расстрелы спасут Родину" (с) Гоблин. например, если прикрыть для ученых выход на гринку по ЕВ1, прекратить разговоры о том, что за пхд надо сразу давать гринку, принудить нанимать в лаборатории настоящих лаборантов, а не китайцев с табличкой "пхд-студент", в принципе ограничить выпуск технических/естественных пхд, а не носиться со всякими STEM, пытаясь увеличить их выпуск одновременно с тем, что масса этих самых STEM работают за гроши - вот тогда хотя бы лет через 20 молодые пхд по химии обнаружат, что они всем и везде нужны, за любые деньги. что определенно их развеселит.
осенняя мордочка

Comments: Disappointment in Science, Part 1

позвольте взгляд со стороны. мне кажется, вы обнаружили проблему с формой и проблему с содержанием.

с формой проблема та, что в технических/естественных науках будущий ученый очень долго живет в тени научрука или другого большого профессора, фактически годами работая на него лаборантом, чтобы получить доступ к лабе. отсюда и проблема, когда публикаций куча, а идей своих нет. а все потому что публикации в соавторстве с научруком, научрук "задавил". вместо того, чтобы генерировать свои идеи, пробовать их, понимать, какая идея годная, какая нет, следить за тем, как растет качество идей, молодой ученый вынужденно идет в фарватере старого. и вместо научной молодости прыгает сразу в научную старость. неслучайно в эпиграфе, который вы поставили, рассказывается о человеке в два раза старшем вас. вас должно было так накрыть через 30 лет, когда вы можете оглянуться и сказать "ну, что-то я все-таки уже сделал!" а если отождествиться в 25 лет с научной программой 50летнего, что тогда скажешь? "ну, мой научрук все-таки что-то сделал"? слабое утешение.

это не проблема науки вообще или американской науки в частности. например, в науках, связанных с экономикой, где я знаю ситуацию хорошо, подобной зависимости от научрука нет. аспирант с первого же года нацелен на самостоятельную работу, и на рынок после получения степени он обязан выйти со статьей, написанной самостоятельно, без соавторов, что ценится в большинстве случаев больше, чем даже хорошая публикация пополам с научруком. рынок не давит на аспиранта, ему нет надобности публиковаться даже. нанимающая сторона прочитает его самостоятельную статью или две, и разберется, чего он стоит.

конечно, и в экономических науках, несмотря на отсутствие искушения грантами, есть искушение цитируемостью и публикуемостью, и тем, кто пишет и публикуется с научруком, конечно, немного легче. но профессия все же этой тенденции сопротивляется, и нередки случаи, когда человек, скажем, с пятью известными статьями, написанными в соавторстве с научруками, не получал теньюр, а написавший три статьи похуже, но самостоятельно, теньюр получал. а на рынке после аспирантуры бывали и более радикальные исходы в пользу самостоятельных исследователей.

я подозреваю (хотя не знаю, так ли это), что ваш брат-математик в своей аспирантуре получал больше свободы, и вместо того, чтобы рюхать задачу, поставленную научруком, ставил свои задачи. поэтому у него есть идеи, и ему не скучно.

я, конечно, предвижу очевидное возражение, что математикам и экономистам хорошо, у них нет лабы, реактивы им не нужны и т.п. это верно, и отдельно взятому аспиранту с этим ничего поделать нельзя. я просто считаю, что профессорам-естественникам должно быть стыдно отнимать у аспирантов молодость. они должны давать им лабу на поиграть, хотя бы на пару дней в неделю, а не запрягать будущих ученых лаборантами.
осенняя мордочка

Comments: The Limit of Science

нельзя верить и в Бога, и в науку.

если Бог есть, наука должна рано или поздно до Него докопаться, и как до первопричины, и особенно как до чего-то, что постоянно вмешивается в наши дела. потому что Бог Библии - это не часовщик Спинозы, а Тот, Кто следит за каждым волоском на нашей голове.

с другой стороны, если бы Бог хотел быть обнаруженным и несомненно доказанным, Он давно бы уже поставил дело так, что в Его бытии никто бы не усомнился. понятно, что наша свобода совести пошла бы при этом лесом, и вера уже не была бы заслугой. каждого бы при рождении тыкали в Бога мордой, а при сомнении - еще и еще.

есть мнение, что Бог такого не хочет, Он желает нашей свободной веры и нашей свободной любви, а не веры и подчинения под принуждением науки, разума или ангелов. поэтому, скорее всего, Бог устроил мир так, что с несомненностью мы до Него не докопаемся никогда. а значит, и итогового объяснения всего нам не видать, потому что оно будет либо ложным без Бога, либо найдет Бога и начнет принуждать нас к вере.

зайдем также с другого конца. мы, православные, и католики тож, наделяем человека свободой воли. то есть мы признаем, что поведение человека не детерминируется ни физическими законами, ни обществом, ни даже самим Господом. у человека всегда есть свобода выбрать добро или зло. и поэтому его можно на Страшном Суде судить, и поэтому у каждого есть шанс спастись и попасть в рай.

если нет свободы воли, то мы все игрушки Создателя, болванчики, половину из которых Боженька вырезал для рая, а вторую половину для ада, и мы туда катимся по траекториям, определенным до начала времен. а чтобы Боженьке было не скучно смотреть, траектории проходят через дворцы и плахи, через Освенцим и через сталинские лагеря.

я лично в такого Бога-Кукловода верить не могу. я верю в то, что добро и зло в нашей руке, Бог когда-то сотворил нас свободными, с возможностью выбрать то или другое, а мы совершили печально неверный выбор, и повторяем его до сих пор. а Бог, раз дав нам свободу, уже не отнимает ее, а если и вмешивается с очевидностью, то как равный, так, как сделал Христос, Сам придя к нам и приняв на Себя все последствия наших ошибок.

но коль скоро свобода воли есть, каких ты желаешь законов, экономических и социологических? закон - это когда кирпич падает с крыши. он падает только так, и иначе не может. а когда человек реализует свою свободу, то тут по определению нет никаких законов.

а потому все науки, изучающие действия людей, есть только приближения, поиск коротких путей и неверных по сути описаний, которые, тем не менее, описывают предмет с приемлемой точностью. мы не конечную Истину в экономике ищем, мы ищем некий способ управиться с принципиально непостижимым, чтобы решить некие свои задачи.

поэтому не надо пытаться верить и в Бога, и в науку. верить надо только в Бога, а науку достаточно просто знать.
осенняя мордочка

Comments: USSR and post-USSR Science

имхо, наука в СССР была очень диковинной, как и все остальное.

были отрасли невероятно развитые для такой бедной страны (и таких бедных ученых), например, поддерживаемое оборонкой или просто не задеваемое идеологией (напр., чистая математика). в развитии этих отраслей играли роль в основном деформации советского периода: желание государства тратить на них несоразмерные ни с чем деньги, отсутствие у многих талантливых людей другого выбора ("воровать противно, идеология противна, пойду в математики"), отсутствие у ученых альтернатив (например, уехать или уйти в бизнес, что позволяло доктору наук платить меньше, чем квалифицированному рабочему).

с другой стороны, были отрасли, доведенные идеологией почти до исчезновения (экономика, социология, социальные науки вообще). в этих отраслях творилась и творится какая-то беспредельная дикость.

соответственно "крушение советской науки" во многом просто означает ее перестройку и приведение к некоторому среднему естественному уровню, учитывая уровень жизни в стране и развитие экономики (т.е. народного хозяйства). радикальность перестройки усугубляется тем, что деньги распределяются ровно наоборот по сравнению с советской эпохой. то, что в СССР было никому не нужно (напр., экономика), сейчас нужно всем, и туда деньги пошли, и хотя большей частью они бездарно теряются, есть и прорывы. то, что в СССР было на коне, сейчас вообще никакой поддержки не получает, потому что кроме государства (а то и ему), оно никому не нужно, а государство у нас сами знаете какое. в этих областях былой научной славы все рушится с ужасающей скоростью. процесс этот естественный, но неприятный, конечно.

проблема реформирования усложняется тем, что советская научная система совершенно не была заточена под открытую рыночную экономику. а люди уже давно действуют исходя из ее наличия. поэтому порой проще на советское наследство наплевать, и создавать рядом новое с чистого листа, надеясь, что хорошие ученые из "советской системы" придут к тебе сами.

возьмем пример: как нам реформировать ЭФ МГУ, чтобы поднять науку экономику на достойный уровень? если по уму, надо нанимать специалистов международного класса за те деньги, которые им платит международный рынок, потому что внутри страны таких не найти. но вместе с тем, на ЭФ хотя бы формально числится невероятное количество народа, 90% которого либо не занимается наукой в силу разных причин, либо занимается ерундой. что делать - вкраплять в систему чуждых варягов с зарплатой в десять раз большей? очевидна масса трудностей. подтягивать всех местных до сопоставимого уровня по деньгам? нет ни возможности, ни смысла. в результате имеем что имеем: параллельно МГУ во многом его людьми создана с нуля масса учебных заведений, некоторые из которых очень неплохо выстрелили (МИЭФ, ВШЭ, PЭШ).
осенняя мордочка

Comments: Mute and Deaf

знаете, вы, вероятно, просто не понимаете этой проблемы, потому что стоите на плечах гигантов и вам удобно. а я, например, не могу даже по-русски толком поговорить с соотечественником про научные дела. потому что в экономике/финансах куча есть профессиональных терминов, у которых нет общепринятого русского перевода.

а когда я учился в МГУ, моя самая большая проблема на курсах по финансам была в том, чтобы угадать, как какой английский термин наш лектор переводит. предмет-то я знал, а экзамен сдать было труднее. он был написан на немного непонятном языке, который вроде как родной.

поэтому толковые экономисты они в России полунемые, они не могут обратиться ни к студентам, ни к просто интересующимся на русском языке, только на пиджине с вкраплениями английских слов. а любая попытка перевода в индивидуальном порядке приводит к тому, что следующий выступающий переводит то же другими словами, и никто не может толком понять, одно вы говорите или разное.

и поэтому я все чаще вспоминаю умницу Полтеровича, которого я лет 12 уже назад спросил "какая самая большая цель стоит перед российской экономической наукой?", а он ответил "выпустить русский перевод Palgrave" (это словарь экономических терминов, объясненных авторами или другими большими учеными).

поэтому переводить на русский учебники, статьи и диссертации абсолютно необходимо, если мы хотим, чтобы наука была частью нашего общества, частью нашего образования. для этого наука, в первую очередь, должна быть не на английском и на на пиджине. чтобы что-то было понято, оно прежде всего должно быть сказано на языке, понятном слушателю.

может показаться, что статьи "на границе познания" можно не переводить, а ограничиться переводом учебников. это, однако же, не так. все идеи в учебниках когда-то были прорывными. когда-то "ряд" и "кольцо" были новыми математическими терминами, понятными горстке избранных. но если бы тогда эти термины не перевели, мы бы до сих пор вполне могли жить в ситуации, в которой живут экономисты: в одном учебнике написано "кольцо", в другом "ринг", в третьем "алгебраический круг".

каждая диссертация на английском - это еще один маленький шажок к одичанию. сначала один новый раздел останется непереведенным, потом целая область, из него выросшая, потом дойдем до учебников с "рингом" и "алгебраическим кругом". и если борьба за английские диссертации и за "изгнание из профессии" неанглоговорящих математиков завершится успехом, то русская математика станет вровень с русской экономикой. причем вторую хотя бы марксисты и большевики изуродовали, а первую предлагается собственными руками.
осенняя мордочка

Job Market: Government Jobs

Помимо университетов, люди занимаются финансами как наукой еще и в правительственных организациях, из которых наиболее известны банки ФРС (особенно аппарат ее совета директоров в Вашингтоне) и комиссия по ценным бумагам (SEC). Людей из этих организаций иногда можно встретить на конференциях и увидеть в журналах, но все же большинство профессоров имеют очень отдаленное представление о том, чем и как жизнь в правительстве отличается от жизни в университете, хотя разные слухи, безусловно, ходят. Как человек, который летал в этом году в ФРС, SEC и еще одно отличное место в Казначействе, я, похоже, теперь обладаю уникальной информацией о жизни исследователя в правительстве во многих ее проявлениях.
Collapse )
осенняя мордочка

Comments: Christianity and Science

наука это познание окружающего мира, самого по себе, возможно, без приложений. современное развитие науки оно происходит от того, что и общество, и сами ученые считают свою цель - познание мира - достойной и даже возвышенной.

а это не всегда было так. в той же философии Платона благо было в познании идей, а материальный мир почитался недостойным познания. он был извращением идеального, не более, и копаться в этой свалке было неправильно. поэтому геометрию платоники уважали, а того, кто сказал бы, что колесо это круг, побили бы нафиг.

вы думаете, почему наука развивалась как часть философии? не потому, что все были такие энциклопедисты, а потому что и обществу, и ученым нужно было оправдание своей деятельности. если Архимед философ, он занимается благим делом, он познает благо и Единое. если он при этом жжет корабли зеркалами, он может оправдаться как-то, что это приближает его к познанию геометрии и идеи прямой. а если он просто жжет корабли зеркалами, он не уважаемый профессор Архимед, а презренный ремесленник. даже если он при этом открыл много всего про оптику - оптика суета, надо постигать вечные идеи, а не ерунду всякую.

и это не одна только Греция. это и майя индуистская, и сансара буддистская. ни сам ученый, ни общество в таких моральных координатах не воспринимает постижение материального мира как поиск истины. теормех и кванты идут на хер, остаются только Кулибины, изобретающие что-то там при помощи молотка и такой-то матери.

а вот если подумать о воплощении Христа, о том, что Бог вошел в материальный мир, и тем освятил материю и поставил ее на один уровень бытия с Собой, познание материального мира - это уже не копание в выгребной яме, оно может приблизить тебя к Богу и Истине.

и заметьте, что от этой христианской идеи античных людей плющило, и отсюда же гностики, которые учили, что Христос был не плотским человеком, а чуть ли не призраком. в Христа они поверить могли, а в то, что Он был человеком как мы, поверить не могли никак.

так что вот какое дело, ученым-теоретикам во все времена приходится искать моральное обоснование своему существованию. и чтобы денег дали, и чтобы перед собой оправдаться. Фейнману хорошо, он уже жил в обществе, где его деятельность оплачивалась и одобрялась. а жил бы он в другом обществе, пришлось бы ему ремесленничать, и ни о чем другом он и не задумался бы, просто в голову бы не пришло.

в античности ученые ходили за оправданием к философам, но философы поставили им слишком жесткие рамки. математиков благословили, филологов благословили, а физиков уже постольку-поскольку. а христианство подумало и благословило всех. а если бы не благословило, Паскаль и Ньютон, как верующие люди, ушли бы в богословие вместо физики и математики.
осенняя мордочка

Comments: PostDoc

для включения в гонку за теньюром молодой профессор должен представлять собой самостоятельную боевую единицу со своей программой исследования и потенциалом к производству самостоятельных работ.

если пхд-балбес всю пхд-программу рюхает задачи, поставленные научруком, и обслуживает его лабораторию, в гонку за теньюром ему включаться рано, надо его еще помариновать.

это просто пояснение того, что постдок в естественных науках не следствие особенности предмета изучения, а следствие организации этих наук - перепроизводства балбесов с пхд, набора сотен китайцев на роль лаборанта с названием "пхд-балбес" и т.п.

конкретные умные ребята, которые после постдоков получат tenure-track, а потом и теньюр, в этом не виноваты. напротив, это их беда.
Collapse )
осенняя мордочка

Comments: Building Your Worldview

ну вы же не удивляетесь тому, как в одной голове совмещается научная методология и любовь к стихам Блока.
или в другой голове, попроще, совмещается научная методология и боление за Спартак.
хотя гениальность блоковских стихов и офигительность Спартака доказываются научной методологией не лучше, чем Боговдохновенность Писания. то есть не доказываются совсем.
и "блоковский гений" и "спартаковский дух" являются столь же неуловимыми, а потому бессмысленными для науки сущностями, как и "бодхисаттва".

при этом если вы спросите профессора-поклонника Блока или доцента-спартача, как это они не дохнут от когнитивного диссонанса и как у них в голове одновременно помещается наука и Блок со Спартаком, они только покрутят пальцем у виска и решат, что вы рухнули с дуба.
ровно такую же реакцию, если честно, вызывает вопрос "как вы, ученый, можете верить в Бога?"

безусловно, кроме доцентов-обывателей, которые делают науку по будням и топят за Спартак по выходным, есть и профессора, мучимые need of cognitive closure и желанием иметь целостное мировоззрение.

и тут варианта на самом деле только два: либо человек додумается до истины, что область применения научного метода ограничена, и во многих важнейших вопросах (искусство, религия, мировоззрение в целом) он не применим или почти не применим. и тогда у него возникнет мировоззрение, которое включает науку как некоторую часть, а вовсе не как всеобъемлющий принцип.

либо человек попытается поверить алгеброй гармонию, потерпит предсказуемую неудачу и откажется от гармонии, скатившись на уровень дикаря и дойдя до утверждений "выбор между Пушкиным и Кукушкиным (Гитлером и де Голлем, христианством и сатанизмом) - все равно что выбор между темным пивом и светлым". релятивизм штука ядреная, и если его долго думать, он выжигает мозги напрочь.

отсюда, собственно, и появляются многочисленные печальные примеры "ученый отличный, а послушаешь - дурак дураком". отсюда все подвиды Онотоле, которые считают, что при Сталине было заебись – когда-то они поняли, что исторический факт не то же самое, что математический факт, но потом почему-то решили, что из этого следует, что исторических фактов нет вовсе, и носятся теперь без руля и без ветрил. а про Рассела вон ходит байка, что однажды он катался на велосипеде и не смог придумать удовлетворительное доказательство того, что он любит свою жену. вернулся домой – и развелся. "ну не мудак ли?" – спросит простой телезритель. ну не то чтобы совсем мудак, просто слишком много вопросов сам себе задавал, а ответ всегда хотел с одними и теми же свойствами.