Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

осенняя мордочка

Comments: The Time is out of Joint

Конечно, всегда будут люди, которые идут не в тренде. И в Средние Века были атеисты, и в СССР были монархисты.

Проблема только в том, что человек социальное существо, он не может не принимать язык эпохи. И настоящие монархисты не могут вырасти в СССР, даже если они нашли друг друга и невозбранно собираются по пятницам. На них будет печать отрицания ими окружающего мира, которое будет совершаться в терминах этого мира, а не их мира.

Вот сейчас эпоха лайков, и это не с изобретением интернета началось, об этом еще дедушка Корней Чуковский писал сто лет назад, когда был молодой и кусачий, о том, что все идеи девальвируются до уровня "паюсной икры".

И можно, конечно, сказать, что во всем виновата всеобщая грамотность, и что 90% лайкающих при царе выгнали бы из третьего класса гимназии за тупость, но это не меняет того факта, что язык и категории лавочников с дипломом теперь довлеют всем, как язык богословов довлел всем в Средние Века.

Беда, настоящая беда в том, что за последний век большие слова потеряли свой большой смысл.

Бог, любовь, справедливость, Родина, мораль, патриотизм - сейчас стало модно считать, что это пустой звук, или пускаться в релятивизм, что, дескать, все боги равны, и все любови равны, и т.д.

При этом спросишь человека, что он, собственно, отрицает, что признает неважным - он вместо патриотизма отрицает какую-то казенщину из советской школы или болтовню алчного депутата.

А любой разговор о религии теперь начинается с часов патриарха или плясок в храме.

Раньше, по крайней мере в культурном пространстве, спор о морали или о любви велся в терминах философии, в поле древней культуры, а не в терминах полуграмотных лавочников. Вы вот найдите где-нить старые газеты и журналы и сравните с современными. Если это затруднительно, почитайте Дневник писателя Достоевского - это был такой журнал, на него подписывались простые образованные люди. Потом читатели писали автору умные письма, а автор им умно отвечал, это тоже в ПСС есть.

Я понимаю, что тогда 99% населения никаких журналов и газет не читало, и картина "все такие культурные" складывается из-за того, что тот, кто не был такой культурный, просто не оставил по себе письменных свидетельств.

Но суть-то в том, что сейчас собери всех шибко культурных на сайт Сноб, и не получаются ни Отечественные Записки, ни даже Русский Инвалид. И дело не в том, "до чего довел страну этот фигляр ПЖ", кого бы под "фигляром ПЖ" не разуметь, а это общемировая проблема. Которая состоит в том, что, конечно, плохо, когда "улица корчится, безъязыкая, ей нечем кричать и разговаривать", но если дать слово улице, как это попробовали сделать в последние 100 лет, то все, включая Пушкиных и Достоевских, начнут говорить на языке улицы, а на языке улицы о некоторых вещах просто не поговоришь, потому что улица подменяет значения многих слов.
осенняя мордочка

Comments: Class Struggle, Part 1

С точки зрения народа, Магна Карта воистину была фуфлом. Равно как и какие-нибудь холивары между Грозным и боярами с т.з. народа были таким же фуфлом, которое его не касалось никак. Поэтому мнение о том, что Грозный был царь ужасный, а король Джон был король отличный, потому что казненные бояре и Магна Карта, будет мнением неисторичным, оно почти никем из современников не разделялось.

Это как большевики выискивали во все века признаки классовой борьбы и мифологизировали Разина и Болотникова, так и сейчас исторические события оцениваются по лекалам текущего времени, что делало прошлое более похожим на настоящее, то хорошо и правильно.

А на самом деле для размышлений об истории полезно пользоваться не демократической/большевистской дихотомией "власть-народ", а связкой "король-бароны-подданные". В которой антагонистами являются король и бароны с одной стороны и бароны и их подданные с другой. А король и подданные в непосредственные отношения вступают редко, вассал моего вассала не мой вассал и вот это все.

И тогда на ум приходит возможность, что народ вполне может поддержать короля в его борьбе с баронами, хотя бы по принципу "враг моего врага мой друг". А если король при этом наплюет на Магну Карту, то народу что за беда, ему от нее сроду не было выгоды. И становится понятно, почему посадские люди ходили к Грозному в Александровскую слободу на поклон, чтобы царствовал дальше. И почему революция олигархов может не вести к народному счастью, а вовсе даже наоборот.

Меня последнее время больше занимает тот факт, что многие наши современники серьезно не видят разницы между свободами баронов и свободами их подданных. Образно говоря, совершенно непредставимое число голодранцев митингует за нерушимость права собственности, не имея толком этой самой собственности. Раньше, конечно, у баронов тоже были верные холопы, но бароны верных холопов кормили хотя бы. А теперь только пропаганды дают пожевать.

Основная мысль в том, что антагонисты - это не король и народ, а бароны и народ. И всякий раз, когда народ предъявляет баронам за царящие в повседневной жизни бардак и эксплуатацию, откуда-то появляются бодрые люди, которые агитируют менять систему сверху донизу вместе с королем, и к любой забастовке и местному митингу пытаются привинтить масштабные политические требования. Это класс баронов таким образом сопротивляется и пытается использовать народ как таран для увеличения баронских привилегий.

Важно понимать: бароны сопротивляются не всегда осознанно, и бодрых агитаторов посылает далеко не всегда тот барон, чьи вольности переполнили чашу народного терпения. Чаще бывает так: конечно, губернаторы истово сажают всяких там эсеров, но для молодого журналиста печататься в монархической газете это смерть карьере, а печататься в эсерской - вовсе нет, и это при том, что вся пресса в руках аристократии и крупных капиталистов. Да и посаженные эсеры идут по этапу с привилегиями, как губернатор ни лютуй. И означает эта картина обычную ситуацию: бароны используют народное недовольство баронами как таран против слишком сильного короля, ненавязчиво недовольных поддерживая и направляя в нужную сторону.
осенняя мордочка

Comments: Overcoming Soviet Past

боюсь, что заигрывание властей с советским прошлым никак не отобьет у людей ностальгию по нему, потому что власть у нас очевидно несоветская, и советчина для нее только инструмент. вместо коммунизма мы до сих пор строим дикий капитализм извода конца 19 века, то есть по сравнению с СССР все делаем наоборот. возможно, это понимание капитализма как антипода СССР разоблачает власть как советских в принципе людей, "антикоммунист это такой вид коммуниста", как было у Довлатова. но называть такую власть советской - это все равно что Солженицына называть советским идеологом. понятно, что он родился, вырос, сформировался как человек и писатель в СССР. советского в нем много было, конечно, но все ценностные вопросы он решал сознательно и ровно противоположно советскому решению.

наша власть, несмотря на отсутствие у нее внятной последовательной идеологии, чисто стихийно решает все важные вопросы противоположно советскому решению. советские черты в текущей власти имеют только три источника: ностальгию, тоску по империи и растерянность.

к ностальгии относится всякая бутафория типа новогодних огоньков, тоска по империи порождает очень снисходительное отношение к Сталину и воспоминания о советских успехах в каком-нить спорте, а растерянность - это все те случаи, когда власть не знает, что делать, и хватается за ответ из советского прошлого (заморозить цены, начать учить школьников патриотизму, и т.п.)

такими искусственными и несерьезными заигрываниями с советским прошлым советскую идею не опорочишь. приведу такую аналогию: если некий олигарх увел у государства бывшую советскую авиакомпанию, выгнал оттуда всех опытных работников, набрал кого подешевле и потихоньку просирает полимеры, может ли он этим нанести урон имиджу советской авиации?

я думаю, что разве среди тех, которые смотрят ну очень со стороны, а среди тех, кто непосредственно наблюдает за процессом, такой олигарх вызовет только ностальгию по советским временам и желание запилить все назад как было.

причин тому будет три: во-первых, выгнанные опытные работники во всеуслышание олигарха ругают, во-вторых, дела под его началом идут все хуже, а самолеты становятся все старше, и "советское время" становится воспоминанием о том, как оно было раньше правильно. в-третьих, сам тот факт, что олигарх по-прежнему гоняет советские самолеты, намекает на то, что самолеты-то хорошие, и ничего лучше новый хозяин придумать не может.

так и у нас в политике: коммунисты уже четверть века официальная оппозиция, собирают протестные голоса и заявляют свое формальное несогласие со всем, что бы ни сделала текущая власть. взять ту же реформу РАН - кто у нас голосовал против? а ведь это все потом вспомнится, если КПРФ или ее наследие попадет в умелые руки. так что повесить грехи нынешней власти на коммунистов и совок не получится никак.

далее, практически очевидно, что советские методы управления в текущей ситуации не сработают, поскольку и времени много прошло, и страна другая. и не сработают так очевидно, что возникнет уверенность в криворукости исполнителей. да и форма проведения будет очевидно карикатурно-бутафорская. нельзя сейчас, например, посадить спортсменов на сборы на несколько месяцев и чтобы они все потом выиграли как при СССР. а если принципиально и со скандалом посадить на сборы на две недели и потом все просрать, то это вызовет не чувство "СССР плохой", а моментальную реакцию "криворукие ебланы, верните нам тренера Тихонова и Госкомспорта, мы вам покажем, как это делается на самом деле".

ну и в принципе ситуация, когда все эти мультимиллионеры и хозяева жизни хватаются за советское наследие как за последнее спасение, как бы намекает простому телезрителю, за чем правда. помнится, Искандер однажды написал "Сейчас мода на религию. Многие люди, совершенно не религиозные, примазываются к религии. Интересно, почему никогда не бывает наоборот, почему религиозные люди не примазываются к атеизму? Примазываются к чему-то высшему" вот так и попытки нынешней власти примазаться к СССР создают впечатление, что СССР это нечто высшее.

при этом сам я, как ты знаешь, антисоветчик и большевиков не люблю. но для меня, увы, очевидно, что текущая пародия на капитализм под советским соусом порочит капитализм и льет воду на мельницу большевистских наследников.
осенняя мордочка

Comments: Religion and Ethics

я признаюсь, что от вашего поста я выпал в осадок, и сейчас я длинно объясню почему.

во-первых, я думал, что милая идея общественного договора тихо скончалась на излете 18 века, когда начали исчезать первые монархии. с кем договаривались, к примеру, Ленин, Гитлер, Пол Пот, Пиночет? и что общество стало делать, когда поняло, что с ним не договариваются? правильно, сначала утерлось, потом стало кричать "да здравстует!"

что вроде как должно научить, что в Билль о правах надо верить. надо верить, что та же свобода слова есть высшее благо, и не только для тебя, а для человечества, и надо быть готовым умереть за Билль о правах так же, как христиане готовы умереть за Христа или мусульмане за Магомета. надо холиварить, иначе не успеешь оглянуться, как в твоей столице будут фашисты, коммунисты или просто диктатор.

разумеется, на небольших исторических отрезках, пока "цивилизованная часть человечества" не купает в очередной раз Европу в крови, можно наплевать на память тех, кто умирал за Билль о правах, и считать, что он свалился с неба.
Collapse )
осенняя мордочка

Comments: Any Progress Yet?

взгляд на Сталина и Гитлера как на "две нормальные страны внезапно скатились в 15ый век" немного похож на ритуальное сжигание соломенного чучелка. а чучелко что к Гитлеру, что к Сталину имеет мало отношения.

в реальности же в двадцатом веке почти в каждой стране был свой гитлер. просто труба пониже и дым пожиже.

например, в Австрии был Дольфус, при нем создателя Венского кружка, известного философа Морица Шлика, застрелили на улице средь бела дня. а на суде выяснилось, что стрелял расовый немец в расового еврея, и потому это не уголовщина, а борьба годной немецкой философии с негодной еврейской. каковая и развернулась на осиротевшей кафедре в полный рост. чем это лучше убийства Михоэлса или смерти Мандельштама в лагере? а ничем, просто Дольфус оказался слабоват, собственную систему репрессий создать не сумел, и много дров поэтому не наломал.

из этого вывод: всеобщее избирательное право и полная свобода слова повсеместно приводят к экстремистким режимам (либо ультраправым, либо ультралевым, но всегда с кровью, террором и охотой на ведьм). за исключением, конечно, тех случаев, когда общество может спустить пар в наполеоновские войны или геноцид индейцев.

и по сравнению с проклятыми средними веками, когда жертвы инквизиции или Ивана Грозного исчислялись максимум тысячами, всеобщее избирательное право и полная свобода слова представляют собой не прогресс, а регресс.

этот урок цивилизация все же усвоила, хотя и наполовину: люди не поняли, что "всеобщее избирательное право и полная свобода слова" это опасная химера, но поняли, что на практике оно работать не будет без "диктатуры толерантности", при которой экстремистские высказывания табуируются. то есть это такая новая инквизиция, но с другой идеологией и с более мягкими наказаниями за счет роста вероятности поимки. грубо говоря, в средние века можно было выпендриваться и ругать что Бога, что царя, с вероятностью 95% без последствий, но с вероятностью 5% с тебя спускали шкуру. а теперь один раз написал в интернетике что-нить расистское под своим именем, и с высокой вероятностью потерял работу. а без этого не получается, без этого народ голосует за гитлеров.

кроме того, во время Второй Мировой оказалось, что "средневековый" Гитлер раскатал цивилизованную Европу в лист бумаги, несмотря на ее прогрессивные формы правления, политические свободы и т.п. а то и прямо-таки из-за этого, потому что для удушения "средневекового" Гитлера понадобился "средневековый" Сталин. оказалось, что экстремистские якобы непрогрессивные режимы, может, и портят гражданам своих стран жизнь в мирное время, но зато выигрывают войну.

и вот этот урок цивилизация так и не усвоила: никто еще не показал, что толерантное демократическое общество - это не причуда сытного мирного времени, что оно способно выстоять против серьезной угрозы. но все почему-то считают, что это так. причем второе меня беспокоит куда больше, чем первое. в конце концов, есть много вещей, которые мы не знаем. никто, например, не знает, когда он умрет. главное не притворяться, что у тебя есть ответ, когда его нет, и не считать себя бессмертным на основании незнания точной даты смерти.

вот примерно такие мысли у меня возникают при воспоминании о Сталине и Гитлере.
осенняя мордочка

Comments: Motherland, Part 2

мне кажется, что "Отечество в опасности" это такой аргумент, который в спорах или в политике нельзя применять вообще никогда. потому что ситуация "Отечество в опасности" бывает, слава Богу, раз в 100 лет, и тогда за Отечество поднимаются все, включая тех, которые сейчас говорят о том, что государственность эта искушение какое-то ваще, и тех, кто якобы жаждет воцарения западных порядков любой ценой. потому что оливовой ветвью никогда не завоевывают, в ходу несколько другие средства.

ситуация "Отечество в опасности" в России складывалась в обозримом прошлом только трижды: в 1941, 1812 и 1612 (или откуда хотите там считать). мы, слава Богу, не французы какие-нить, которые как только навыебываются, у них сразу фрицы под Парижем, а то и прямо в нем. если крутить российскую историю дальше, придется откручивать до Куликова поля и последствий, я так думаю.

из всего остального даже Первая Мировая и Гражданская сомнительны в плане "Отечество в опасности", потому что Первая Мировая, при всей ее кровопролитности, заключалась в топтании по Польше, а в Гражданскую были некоторые проблемы с определением "Отечества", из-за чего она и случилась.

всякие другие ситуевины, даже с треском проебанные Крымская и Японская войны, на "Отечество в опасности" не тянут даже близко, потому что при любом исходе войны ни япошки, ни австрияки сотоварищи не планировали набегать в какую-нить Орловскую область.

поэтому в нормальный исторический период говорить о государственности это демагогия сплошная. государственность это константа, она никуда не денется. и заявления "я за суверенитет" тоже пустое место. все за суверенитет, ваще-то.

когда власть говорит о суверенитете, она всегда просто не к месту вопит "Отечество в опасности", потому что про то, про что она должна говорить (экономика, правопорядок, демография и т.д.) она говорить не хочет и не может.

когда человек пытается в споре уйти в "государственность", он всегда просто забалтывает более простой и более сиюминутно важный вопрос (потому что государственность это константа) и провоцирует оппонента на всякое "ну и пусть нас завоюют", которое выставит оппонента моральным уродом.

вот в этом и смысл максимы "патриотизм последнее прибежище негодяя". не потому, что патриотизм это плохо, а потому что негодяи всегда не к месту поминают его, чтобы уйти от ответственности.
осенняя мордочка

Comments: World War II

лично я сам считаю все этнические трактовки Второй Мировой злом, потому что Вторая Мировая вроде как должна была нас научить, что разделение по национальному признаку не доводит до добра. например, читал я про еврейское сопротивление в Польше, и было там немало трагических моментов, когда поляки не помогали еврейскому сопротивлению, а даже как-то наоборот, потому что "че это мы будем каким-то евреям помогать?" ну а потом нацисты и евреев, и поляков под одну гребенку, divide et impera.

мне кажется, отрицательная часть этнических трактовок в том, что они делают людей слепыми к чужому горю. если мы в России будем рассуждать только о жертвах среди русских во Вторую Мировую, то тем самым мы как бы вычеркнем по крайней мере из нашей русской памяти жертвы среди других народов.

я, кстати, вполне готов посмотреть на дореволюционную Россию глазами еврея. мне не требуется быть евреем, чтобы признать, что черта оседлости и погромы - это мерзость, и Российская Империя была не очень хорошим государством, раз там такое было возможно. более того, я считаю, что если кто-то смотрит на Российскую Империю "взглядом русского", и при этом взгляде черта оседлости куда-то пропадает, это либо недалекий, либо плохой человек. равно как если при "взгляде еврея" от Российской Империи остается одна черта оседлости, такой взгляд тоже очень плохо характеризует смотрящего.

и я считаю в корне неправильным, что для поляка главное варшавское восстание, а для еврея - восстание в варшавском гетто. как будто польские граждане Польши и еврейские граждане Польши разные сорта граждан. у нацистов были разные сорта граждан, а сейчас такого быть не должно.

меня в первых классах советской школы учили так, что во Вторую Мировую в рядах Красной Армии сражались плечом к плечу русские, украинцы, евреи, татары, армяне и все остальные, называемые коротко наши. и также были наши на оккупированных территориях, которые страдали все вместе, без разделения на национальности, но не сдавались и партизанили. и мне эта картинка очень нравится, пусть даже я ни разу не коммунист, а совсем наоборот, и СССР давно распался. я не хочу писать отдельную русскую историю, с чего я буду русских отделять от всех остальных наших? я даже Бабий Яр не хочу ни в какой Холокост отдавать, это мои евреи, даже хрен с ним, евреи или не евреи, это ж сограждане мои. и вот этот интернационалистский заряд при написании общей истории Второй Мировой хорошо бы сохранить.
осенняя мордочка

Scalable

Одного моего доброго друга еще до кризиса пригласили порулить небольшой туристической фирмой. Денег он на этом больших не поимел, поскольку кризис обрушился на фирму неожиданно, но в полной мере, но зато развлекся на всю жизнь. Например, в условиях навязанного кризисом режима экономии он радикально перестроил всю систему документооборота, бухучета и прочего, сделав так, что то, что раньше делали пятеро, стал делать один его подчиненный (что в 2009 году было очень ко времени). Затем он установил систему контроля за нерадивыми менеджерами, систему стимулов и штрафов, и из кризиса фирмочка вышла потрепанной, но блистающей рентабельностью, невиданной в наших суровых северных краях. Коллеги по турбизнесу ходили за два квартала пешком посмотреть, как оно все работает.
Конечно, выпуснику МГУ с недописанной кандидатской иногда бывает скучно изображать плантатора и стоять с палкой над сачками-продажниками и слоупоками-бухгалтерами. Тем более что в кризис, ввиду отсутствия наличности, зарплату моему другу стали платить в основном долей в капитале, да так дело и оставили. Поэтому задумался он о том, чтобы фирмочку выгодно продать и наконец получить чистоганом за нелегкие плантаторские годы.
Однако на этом этапе дело как-то не заладилось. Потенциальные покупатели востороженно цокали языком, крутили баланс и так, и эдак, но предлагали две-три годовых прибыли. Продавцы и покупатели сердились друг на друга, воздевали руки горе, устраивали в маленьком московском офисе филиал восточного рынка и торговались до хрипоты. Но продажа так и не ладилась.
А разгадка была одна – ниточки от всех систем документооборота, бухучета, премирования и кремирования в ходе естественного хода событий оказались у моего энергичного друга. И покупатели, хоть об этом и не говорили и, может, даже и не думали, но чуйкой своей чуяли, что, конечно, если поставить рулить фирмочкой толкового и адекватного выпусника МГУ, да еще и за небольшие деньги – конечно, эффективность и прибыльность воспарят в небеса. Да только где их таких взять, толковых, адекватных и нежадных парней. А поставь вместо такого идеального парня дуболома или мажора – сразу все развалится, и хорошо если не хуже, чем в обычной неэффективной фирме. Поэтому покупать фирму моего друга без него самого было все равно что покупать машину без мотора, а мой друг, разумеется, не продавался, он вообще хотел кандидатскую дописать.
А вспомнилась мне эта история в связи с некоторыми результатами вчерашних выборов, разложившихся кое-где так удачно, что, по мнению многих политических энтузиастов до выборов, после таких результатов можно ожидать новую страну, новое небо и новую землю.
И здесь мне на память пришла история моего доброго друга, который по-прежнему так и не продал свою фирму и по сей день трудится плантатором и стойко переносит тяготы и невзгоды жизни в туристической отрасли.
Конечно, если красноречивый энергичный человек, окруженный воодушевленными им сторонниками, лично сам объедет все микрорайоны мегаполиса, он сможет на низкой явке и высокой мобилизации сторонников получить больше четверти голосов. Конечно, если известный борец за правду, поддерживаемый проверенными в боях соратниками, на время отвлечется от борьбы, чтобы взять власть в родном городе – он ее возьмет, особенно если по избирательному законодательству большинство набирать для этого не обязательно, можно ограничиться третью.
А вот помогут ли эти удачи более заурядному оппозиционеру выиграть хотя бы небольшой райцентр – в этом я уже сильно сомневаюсь, потому что успех победивших или просто наведших шороху завязан на их личные качества и верность их сторонников лично им.
Говорят, что Троцкий был великолепным оратором, что и отразилось в народной поговорке «пиздит как Троцкий». Но рядовому большевистскому агитатору было вовсе не обязательно пиздеть как Троцкому: он мог позаимствовать авторитет Троцкого, представившись большевиком, и даже взять в прокат мысли Троцкого в виде листовок и брошюр. То есть у Троцкого была партия и идеология. Именно в этом его отличие от успешных политиков нового сезона, и именно поэтому ничем не выдающиеся партайгеноссы Троцкого могли взбунтовать целую губернию и остановить железную дорогу, а сегодняшние революционеры без своих вождей не могут даже выиграть маленькие Химки.
То, что сработает и в перспективе захватит мир, просто обязано легко поддаваться масштабированию (или, как говорят в наших краях, it has to be scalable). К несчастью, прикрутить к хорошей идее легкое масштабирование исключительно непросто, об это обломали зубы десятки тысяч прекрасных шеф-поваров, а сотни тысяч замечательных дантистов просто махнули на это рукой. Да и мой добрый друг, несмотря на ум, образование и энергию, по-прежнему бьется над своей личной задачей масштабирования.
К тому же, в отличие от политиков, все эти люди искренне желают добиться масштабирования – в том и сила частной собственности, что лишняя капитализация своей собственной фирмы никому еще не мешала. А вот политику решение сделать себя заменяемым дается со скрежетом зубовным – хорошо если это сделает тебя главой правящей партии, а ну как заменят по дороге?
Поэтому над созданием партий и заменяемостью вождей простым людям приходится трудиться самим. И лучше начинать это до смены старого вождя на нового, а не после.
осенняя мордочка

Science Fiction

Как говорил классик, нелегкая это работа – из болота тащить бегемота. А перевозить из России в Америку хорошую библиотеку еще более нелегкая. Но совместными усилиями мы с родителями нашли сравнительно недорогой способ, и теперь ко мне раз в несколько месяцев прибывает увесистая посылочка с любимыми книгами. Родной Главпочтамт пересылает такие посылочки дешево, долго, но надежно, и наверняка они тихонько сплавляются через Атлантику в корабельном трюме, как положено пилигримам.
Не так давно ко мне по волнам приплыло развеселое сборище научной фантастики, от Азимова и Лема до Булычева и Стругачей. Часть я уже перечитал, и даже наткнулся на советские еще сборники антиутопии, из которых следовало, например, что недавнюю нашумевшую подборку про беспощадную толерантность писали эпигоны, потому что еще в конце 19 века некий философ Федоров трогательно рассказывал про крушение в будущем традиционной семьи, а уж во второй половине 20 века, после Брэдбери, по политкорректности не проехался только ленивый, хотя переплюнуть мастера не удалось практически никому.
Один из сборников антиутопии заканчивался аж целым романом про Москву-2042, сюжет которого я помнил, и потому решил не читать, тем более что память подсказывала мне, что ничего, кроме натужного глумежа надо всем сущим, там вроде как нет. Только, подумал я, одну деталь позабыл: как там была в романе фамилия русского царя Солженицына, то есть тьфу, Сим Симыча: Карнавалов или Карнавальный?
Кар-простите-какой? Вот так Войнович, подумал я, быстро перелистывая страницы, вот так сукин сын! А правда, что бессменный правитель России, Гениалиссимус, которого КарНавальный в конце упек-таки на нары, в 80ые служил в КГБ? И неужели же в чине полковника? А не в Германии ли он служил, там ведь вроде с ним автор встречался перед отлетом в будущее?
Войнович оказывался прямо каким-то Нострадамусом, судя по моим воспоминаниям о романе. А воспоминания так и неслись дальше галопом: а сколько лет (биологических) было КарНавальному в 2042ом, когда он пришел к власти? Черт, опять ведь сходится, или почти сходится! А сколько примерно лет в 2042ом было Гениалиссимусу, который спасался от старости ботоксом, то есть тьху, эликсиром жизни? Блиииин... А правда, что в романе фигурировала фотография Гениалиссимуса с обнаженным торсом? Ну хоть не с удочкой в руках, нет? И без щуки на 20 кг? И на том спасибо. А, вот: а правда, что в романе за МКАДом жизни не было?
В общем, роман я перелистал почти весь, и почти все оказалось правдой. Правда, Букашев-Гениалиссимус был в 80ых уже генерал-майором, а Сим Симыч оказался все же Карнаваловым, а не Карнавальным. Но в целом так и не знаю, плакать или смеяться. То есть верить или нет.
осенняя мордочка

Comments: Futile Disputes

есть три причины, одна главная и две второстепенных, по которым сетевые дискуссии тех, кто знает, и тех, кто нет, заканчиваются, толком не начавшись.

главная причина состоит в том, что объяснить можно только тому, кто хочет понять. я могу за пять минут объяснить ребенку, что такое эффективный рынок.

но сетевому ебалаю, который будет считать себя мегафинансистом и постоянно встревать с репликами "а вот я читал у Талеба", "а вот Сорос", "а вот в газете написали" я ничего объяснить не могу. потому что он не хочет понять, а хочет устроить постановку шукшинского рассказа "Срезал". такого персонажа надо стебать и ловить с него лулз, больше он ни на что не годен.

второстепенные причины такие. во-первых, в России практически нет гуманитарных наук, их большевики все уничтожили. нет у нас философов-славянофилов уровня 19 века, у нас есть мутные черти без философского образования, которые несут дурь "от ветра главы своея", считая себя философами и славянофилами. и так во всем: в экономике, политологии, социологии и т.д. поэтому если встречаются вот такой доморощенный философ с раздутым ЧСВ и человек, который реально изучал философию в Германии, то складывается ситуация из первого абзаца: настоящий философ пытается объяснить липовому азы, а липовый порет чушь и ругается. и вскоре настоящий философ начинает крыть его хуями или издеваться.

во-вторых, в России нет культуры научной дискуссии. у нас с каких-то лысенковских времен принято, что если ты возражаешь, ты должен переть напролом, пока не смешаешь оппонента с грязью и не докажешь как дважды два, что он неправ и вообще невежда. а если возражают тебе, ты должен отстаивать свою точку зрения, как если бы если не отстоишь, поедешь в лагеря. и отсюда переход научных споров в ругань и вендетту, и круглые глаза западных коллег, когда такой вот кекс приезжает на конференцию в США, где принято считать коммент просто предложением подумать в эту сторону, и за него надо сказать спасибо в любом случае, человек ведь старался, думал о твоей статье и искренне хотел помочь сделать ее лучше.

а условные физики в качестве арбитров тут вряд ли помогут, из условных физиков как раз и набирают всех этих липовых философов и доморощенных экономистов с раздутым ЧСВ. условных физиков в России при большевиках баловали, чтобы они помогали воевать холодную войну, а после большевиков унижали, когда оказалось, что все КБ нафиг не нужны. с такой судьбой трудно остаться настолько адекватным, чтобы быть даже модератором в споре философов, не говоря уж арбитром.