Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

осенняя мордочка

Comments: Motherland, Part 3

Родина, в первую очередь, это не серп с молотом и не двуглавый орел. это моя и ваша личная история, это такое место на земле, где мы учились говорить, писать, где мы прочли первые стихи и в первый раз влюбились. это полторы комнаты, о которых пишет Бродский. и уже поэтому, если вы говорите о равнодушии к Родине, вы говорите тем самым о собственном презрении к значительной части своей биографии и своей личности.

любовь к Родине, конечно, возникает постепенно. симпатия к абстрактному Иван Петровичу из Владивостока появляется в последнюю очередь.

в первую очередь, конечно, симпатия есть к родным, друзьям, одноклассникам и т.д. и это уже повод желать добра шестой части суши, чтобы им всем там уже стало хорошо.

во вторую очередь есть симпатия к Чебурашке, "нашему всё" Александру-свет-Сергеичу, многим другим писателям, поэтам, художникам, с которых начиналось ваше знакомство с литературой и живописью. наверно, сюда же входят и прочие исторические деятели типа Суворова-Кутузова-Ушакова. все это - любовь к культуре, в которой вырос, и пропасть она никуда не может, где бы потом ни жил.

это очень важная вещь - что любовь ко всему этому не пропадает, потому что это часть нашей личности. не потому что русская культура самая культурная, а русские девушки самые красивые. а просто потому что мы родились в России, и о культуре и любви узнали на примере русской культуры и русских девушек.

в третью очередь появляется симпатия к тем, кто с нами этот культурный опыт разделяет. как правило, это незнакомые люди "из нашей песочницы", с которыми у нас много общих симпатий в культурной области. например, "в МГУ учился, БГ слушает - наверно, человек хороший, выпью с ним пива, а то и угощу".

ну и в последнюю очередь возникает симпатия по дефолту к Иван Петровичу из Владивостока, потому что какой он ни есть, он тоже смотрел мультики про Чебурашку и кота Матроскина, тоже учил в школе про дядю самых честных правил, и пускай ему уже будет там, во Владивостоке, хорошо, вместе с нашими родителями в Москве, выпускниками МГУ, фанами Борис Борисыча и всеми остальными.
осенняя мордочка

Comments: Sex Education

с секспросветом беда на самом деле очень простая - люди, которые его проводят, сами не понимают, в каком месте течет ток, и где земля, а где фаза.

им кажется почему-то, что самое страшное, что с человеком может случится от случайной половой связи - это незапланированная беременность или венерическое заболевание. тогда как душевные раны они намного страшнее бывают. даже от весьма платонической несчастной любви вешаются и травятся больше, чем умирает от подхваченного триппера, что уж говорить о разрыве более глубокой связи, которая возникает после секса.

поэтому те, кто протестует против секспросвета, протестуют против того, что у их детей этим секспросветом создается ложное чувство защищенности "надел гондон и ничего не будет". будет, будет. может, и на всю жизнь будет. покалечиться реально можно, что с гондоном, что без. вот эти все люди, которые «все бабы шлюхи, все мужики козлы» они откуда берутся? оттуда и берутся, по молодости шандарахнутые.

это не говоря уже о том, что предохранение от залета это всего 1% всех проблем и вопросов, которые возникают у пары, и хотелось бы, чтобы юношам и девушкам давали грамотные советы насчет того, как взаимодействовать друг с другом, а не учили надевать гондон на огурец.

мне кажется, что это тот случай, когда лучше не делать, чем делать плохо (в отличие, скажем, от уроков математики). и вообще мне кажется, что понятие нормальных отношений настолько индивидуально и настолько зависит от семьи, в которой вырос, что пусть лучше папа с мамой рассказывают деткам, как найти себе правильного супруга, чем учитель пытается просветить всех скопом.

но основная проблема, еще раз, в том, что секспросвет не уделяет внимания отношениям между людьми, а говорит только о технической стороне дела, тем самым все опасно упрощая. и если у непросвещенного таким образом подростка еще есть природные предохранители типа робости и стыда, то в результате секспросвета эти предохранители ослабляются, а реальных знаний об отношениях не появляется. и остается подросток открытым всем опасностям взрослого мира с одним гондоном в руках.
осенняя мордочка

Comments: American Students, Part 2

например, когда я начинал читать, я думал как и вы, что можно "давать домашнее заданее так, чтобы они должны были сами читать и разбираться". оказалось, что так можно наполучать двоек за преподавание и очередь жалобщиков к декану.

их же еще со школы научили, что учеба - это прорешать двадцать типовых примеров, ровно таких же, как те два, которые учитель решил в классе. и "трудный курс" - это когда типовых примеров заставляют решить 20, а "простой" - когда пять. выражение "задача на подумать" в лексикон первокура не входит вообще. это с огромным трудом, хотя бы немного, прививается к четвертому курсу.

а все дело в том, что система образования забыла поговорку "на ошибках учатся". учащийся должен постоянно сталкиваться с задачами, которые он не может решить или решает неправильно. да, он будет иногда расстроен, иногда confused, получит за экзамен не 90, а 60. но он начнет думать, начнет стремиться стать лучше, что-то с досады ему врежется в память. а здесь только no child left behind.

есть определенный оптимальный уровень недовольства и мучений от принудительного получения знаний. у лучших студентов почти нулевой, у худших довольно высокий. этому, в принципе, надо учить со средней школы - что если тебе трудно, это хорошо, процесс идет. здесь же система образования заточена на минимизацию недовольства у всех. в школе говорят вообще мрак, у бакалавров кое-как, у магистров еще чуть получше. но в целом обычный американский студент, прослушавший базовый курс по матстату, прослушивает не курс, а говно. потому что курс составлен так, чтобы поменьше людей завалило и чтобы двоечники и лентяи не чувствовали себя идиотами, не мучались и не нервничали, и написали профессору хорошие teaching evals. поэтому курс будет прочитан не для нормальных, а для дураков.

10% самых умных - ну они вывернутся, они либо потом спецкурс послушают, либо сразу на него попросятся, потому что базовый курс либо прослушали где-то, либо выучили сами. остальные 90% будут иметь "матстат" в дипломе и не иметь понятия, как тестировать гипотезу. даже если им Эксель ее протестирует, они все равно не поймут. потому что такой был "матстат". причем из 90% %70 нормальные умные ребята. они не лентяи и не дураки. им просто не повезло, и они выглядят как дураки. такая система образования.

у меня есть пререквизит "базовый матстат", который надо сдать, прежде чем записываться ко мне на курс. но его читают в огромной поточной аудитории для всех желающих, и частенько пытаются прочитать "для двоечников". в результате мне достаются умные студенты, которые кое-как тестируют равенство нулю, но не могут тестировать равенство единице. в этом и вся проблема, что базовый курс прослушали, а базовых знаний не осталось.

а если я поставлю пререквизит "продвинутый матстат", то в краткосрочном периоде у меня не останется студентов, а в долгосрочном на продвинутом матстате начнет твориться то же, что на базовом, потому что туда все набегут, раз им стали этот пререквизит ставить. и там больше не смогут учить тестировать равенство единице. будут заботиться о том, чтобы даже разгильдяи и балбесы получили на экзамене 70%, и скатятся к "значимость - это когда отношение оценки к стандартной ошибке превышает два".

понимаете, нет "лекции про тестирование равенства единице". есть лекция "тестирование гипотез". и есть выбор профессора - будет профессор заставлять студентов скрипеть мозгом и считать т-статистику руками (альтернативно: рассказывать им про доверительные интервалы и заставлять их строить) или же ограничится тем, чтобы научить студентов читать то, что выплевывает эксель, то есть тестировать только равенство нулю.

вот частенько профессора склоняются ко второму варианту. раньше я думал, что это лектора и аджанкты дрожат за свое место, или старенькие дедушки ленятся и делают как проще, а теперь вижу, что, похоже, есть и идейные вроде вас. "ну как это так, я не объясню последнему балбесу, как тестировать хотя бы равенство нулю? это же моя работа, я же "обещал", я же не могу их подвести". а побочный продукт - что никто не знает ничего, кроме тестирования равенства нулю. зато как тестировать равенство нулю, знают все (на экзамене, потом забывают).
осенняя мордочка

Comments: American Students, Part 1

как работающий в американском универе, могу доложить, что в смысле образовательного продукта американское высшее образование похоже на русские футбольные клубы. денег вгрохана масса, скуплены со всего мира отличные игроки ученые, а выхлоп (в виде правильно обученных студентов) при таких затратах довольно скромный. не плохой, нет, но явно несоразмерный затраченным ресурсам.

на первый курс студенты хороших вузов приходят неподготовленными. в отличие от, скажем, России времен моей юности, где все поступающие в приличные вузы учились профильным предметам так, что дым из ушей шел, чтобы вступительные не завалить. в Штатах вместо этого надо сдать дураций SAT и набрать extracurriculars. в результате в очень хороших универах треть первокуров математизированных специальностей не может решить x/(x+1)=2.

потом студентов травмирует манера обучать базовым вещам всех подряд в огромной аудитории. некоторым вместо матстатистики читают "таблички для детского сада", и они с такими знаниями приходят обучаться экономике или там социологии. потому что на базовом курсе матстатистики рядом с ними сидели захожие историки, которым регрессии и тестирование гипотез даром не нужны, и препод решил прочитать так, чтобы каждый понял.

некоторые попадают слушать матан вместе с математиками, тогда как нет никакого смысла читать будущему инженеру или экономисту матан для математиков. но препод с матфака, он по-другому не умеет.

и в результате, когда к третьему курсу студент попадает на профильные курсы к хорошим ученым, они, конечно, его старательно и хорошо учат многим вещам, которых нигде больше не узнаешь, но при этом внутренне хватаются за голову - студент умный, а базы нет, или вместо нее торчат какие-то инородные несвязанные куски. соответственно все положенное на такую базу выглядит экзотически.

или бывает еще так, что у тебя стоит пререквизит, и в принципе каждый студент в аудитории прослушал вроде как матстат, и собирается им успешно пользоваться на твоем курсе. но это в России все слушают матстат у одного препода в одном семестре. а тут один слушал в прошлом, другой в позапрошлом, третий вообще летом у аспиранта без опыта преподавания, четвертый съездил домой, походил летом в community college и перезачел, и т.д., и т.п. в результате на каком уровне читать, непонятно, и все читают на самом низком. то есть, фактически, в лучшем государственном университете штата финансы порой читают с расчетом на то, что студенты знают матстат на уровне community college. ну или доучивают и переучивают студентов по ходу.

поэтому аспирантам-инженерам здесь в аспирантуре читают заново матан с доказательствами, а аспирантам-экономистам читают теорвер с самого начала, но с интегралами. я, когда сам был аспирантом, думал, зачем повторять пройденное на первых курсах. а вот потому что.
осенняя мордочка

Comments: Diversity the Right Way

в своей стране «чуждый менталитет» вас может окружить, только если вы резко вырваны из привычной социальной среды. например, учились в университете, а потом попали в армию или в тюрьму. среди людей вашего социального круга вас в своей стране не может окружать чуждый менталитет, если, конечно, у вас все нормально с социальной адаптацией.

иначе говоря, для нормального русского студента русский студент более свой, чем иностранный студент, а русский пролетарий более свой, чем иностранный пролетарий. более ли свой русскому студенту русский пролетарий, чем иностранный студент - тут можно спорить. но за границей «чуждого менталитета» по-любому больше.

мне кажется, что основной изъян, с которого начинаются проблемы с «чуждым родным менталитетом», это «хочу, чтобы в России все было как в Европе». вот хотят ли французские интеллектуалы, чтобы во Франции все было как в Германии? хотят ли английские интеллектуалы, чтобы в старушке Англии все было как в Америчке? нет, не хотят, это желание глупое, все равно что подростковое желание сделать себе прическу как у любимого певца. к тому же, это желание неисполнимое, никогда Франция не станет Германией, Англия Америкой, а Россия некоторой усредненной Европой. и слава Богу.

и вот от неисполнимости этого желания и от того, что его никто здравомыслящий, кроме таких же инфицированных, не поддерживает и не поддержит, начинается фрустрация, а потом понеслась пизда по кочкам.

не к тому говорю, чтобы делать все через жопу, но самобытно, а к тому, что не надо делать из Европы культа. есть там вещи хорошие, есть плохие, а есть такие, что немцу хорошо, а русскому смерть три дня блевать.

вообще в любой культуре есть и хорошие, и плохие, и нелепые черты. исключение, опять же, можно сделать только для родной культуры, в которой ты уже притерпелся и к плохому, и к нелепому. а по отношению к чужому естественно испытывать весь спектр чувств - что-то правильно и интересно, что-то глупо и смешно.

это как визит в обувной магазин - вы приходите, видите ряды ботинок, начинаете смотреть и мерять. какие-то даже и мерять не хочется, какие-то жмут и трут, какие-то годятся. конечно, самые удобные - это те, в которых вы пришли, потому что разношенные. но обязательно найдутся и новые неплохие. вот так же и с притиркой к элементам чужих культур - часть «херня и ересь», часть «странно, но можно привыкнуть», часть «отлично, дайте две». конечно, сразу ничего не будет удобнее «старых разношенных ботинок», но многие хорошие вещи со временем «обтопчутся» и станут как свои.

я не знаю, сколько пар должен перемерять нормальный человек в обувном. полагаю, это индивидуально, у кого какая нога. я только знаю, что нормальный человек не будет смотреть на обувь с кислой миной и словами «сразу видно, мне тут ничего не подойдет» и не будет кидаться к новым ботинкам с криками «мне тут любая пара будет впору, какие они все наверно удобные!»
осенняя мордочка

Comments: Mute and Deaf

знаете, вы, вероятно, просто не понимаете этой проблемы, потому что стоите на плечах гигантов и вам удобно. а я, например, не могу даже по-русски толком поговорить с соотечественником про научные дела. потому что в экономике/финансах куча есть профессиональных терминов, у которых нет общепринятого русского перевода.

а когда я учился в МГУ, моя самая большая проблема на курсах по финансам была в том, чтобы угадать, как какой английский термин наш лектор переводит. предмет-то я знал, а экзамен сдать было труднее. он был написан на немного непонятном языке, который вроде как родной.

поэтому толковые экономисты они в России полунемые, они не могут обратиться ни к студентам, ни к просто интересующимся на русском языке, только на пиджине с вкраплениями английских слов. а любая попытка перевода в индивидуальном порядке приводит к тому, что следующий выступающий переводит то же другими словами, и никто не может толком понять, одно вы говорите или разное.

и поэтому я все чаще вспоминаю умницу Полтеровича, которого я лет 12 уже назад спросил "какая самая большая цель стоит перед российской экономической наукой?", а он ответил "выпустить русский перевод Palgrave" (это словарь экономических терминов, объясненных авторами или другими большими учеными).

поэтому переводить на русский учебники, статьи и диссертации абсолютно необходимо, если мы хотим, чтобы наука была частью нашего общества, частью нашего образования. для этого наука, в первую очередь, должна быть не на английском и на на пиджине. чтобы что-то было понято, оно прежде всего должно быть сказано на языке, понятном слушателю.

может показаться, что статьи "на границе познания" можно не переводить, а ограничиться переводом учебников. это, однако же, не так. все идеи в учебниках когда-то были прорывными. когда-то "ряд" и "кольцо" были новыми математическими терминами, понятными горстке избранных. но если бы тогда эти термины не перевели, мы бы до сих пор вполне могли жить в ситуации, в которой живут экономисты: в одном учебнике написано "кольцо", в другом "ринг", в третьем "алгебраический круг".

каждая диссертация на английском - это еще один маленький шажок к одичанию. сначала один новый раздел останется непереведенным, потом целая область, из него выросшая, потом дойдем до учебников с "рингом" и "алгебраическим кругом". и если борьба за английские диссертации и за "изгнание из профессии" неанглоговорящих математиков завершится успехом, то русская математика станет вровень с русской экономикой. причем вторую хотя бы марксисты и большевики изуродовали, а первую предлагается собственными руками.
осенняя мордочка

Random Job Market Stories

Для тех, кто храбро прочитал все эти простыни про академический рынок труда, я напоследок приберег коллекцию различных курьезов и забавных высказываний, которые я собрал на этом рынке.
- Один завкафедрой признается: «Когда я только приступил к обязанностям, друзья по несчастью из других университетов сказали мне, что быть завкафедрой – это все равно что быть пастухом у кошек. После нескольких лет я могу уточнить – это все равно что быть пастухом у диких кошек».
- Профессор-северянин вспоминает о своих молодых днях, когда он преподавал на американском Юге: «Я был тогда молодой и горячий, и лекции читал быстро и энергично. Наконец один студент поднял руку и, растягивая слова, сообщил: «Профессор, вы можете читать и помедленнее, вы на Юге»».
- В одном университете каждый седой саксаул аксакал, которого я видел, считал своим долгом сообщить мне, что защитился он еще до моего рождения.
- В Ратгерсе мне рассказали, что Милтон Фридман получил бакалавра у них, а вовсе не в Чикаго.
- Самый быстрый флайаут мне назначили в пределах двух часов после интервью. И даже потом предлагали контракт.
- Человек, который занимался ликвидностью и микроструктурой еще когда я ходил пешком под стол, показывал мне бобины, похожие на старинные магнитофонные кассеты, (см., например, кино про Ивана Васильевича). На этих бобинах были записаны первые данные по индивидуальным котировкам акций (tick-by-tick), из которых он в свое время сделал несколько очень годных статей.
- Я был в университете, у которого есть два кампуса, причем на обоих из них не только проходят занятия, но и сидят профессора. От кампуса до кампуса ехать полчаса, поэтому во время семинара на одном из них профессоров с другого кампуса показывают по телевизору. Они машут оттуда руками и разборчиво задают вопросы. Правда, только через 20 минут после начала семинара мне пришло в голову, что стена с телевизором и камерой перпендикулярна стене с экраном и слайдами, поэтому все, что я показываю на экране руками, на другом кампусе не видно.
- Это напомнило мне старинную историю, которая случилась много лет назад в одном университете, где был слепой профессор, который тем не менее рюхал и ходил на семинары. На одном семинаре слепой профессор задал вопрос, на который докладчик ответил: «Смотрите, это же на графике хорошо видно». Слепой профессор не стал спорить с тем, что докладчику на графике что-то хорошо видно, но в конце семинара за него вступился коллега. Коллега встал и сказал докладчику: «Мне очень понравился ваш семинар, особенно мне понравилось, когда вы слепому показывали график».
- Традиционная леденящая душу история про поиск работы. Во время одного из флайаутов у меня еще в аэропорту отвалился от ботинка каблук. Сдуру я пошел и купил себе неподалеку от отеля новые офисные ботинки, причем в фирменном магазине с пафосным названием. При попытке пройти в этих ботинках несколько кварталов до ресторана на ужин я в первый раз за всю свою жизнь сбил себе ноги буквально в кровь, да так, что ранка на ахилле на уровне лодыжки болела еще две недели, а заживала целый месяц. И да, выступал я на следующий день в старых туфлях без каблука и заметно хромал на обе ноги. Какой из этого вывод, я прямо не знаю. Наверно, в следующий раз я буду хипповать и выступать в растоптанных ботиночках фирмы Скетчерс. Костюм тогда придется тоже похерить, но и слава Самуэльсону.
- В университете, где профессоров показывают по телевизору, они даже умеют так проводить беседы с кандидатом, которые обычно проходят в профессорских кабинетах. Я сидел в пустом конференц-зале, разговаривал с телевизором, как полоумная бабка, и повторял про себя: «Двое в комнате, я и коллега, телевизором на белой стене».
- В правительственных организациях, оказывается, существует правило, согласно которому гостя нельзя оставлять одного ни на минуту, вероятно, на случай, если он окажется семи держав шпион. Я об этом правиле не знал, и даже удивлялся, почему в одном случае «подготовка к семинару» превратилась в получасовую беседу в конференц-зале, а в другом случае женщина-экономист, перед встречей с которой я отпросился в туалет, встретила меня прямо у двери мужского туалета. Зато в другой организации я почти полчаса проскучал в одиночестве под плакатом «Будь бдителен, все гости должны быть под конвоем!» и даже звонил из-под него жене.
- Напоследок нетрадиционная история про поиск работы. Интервью в этом году проходили на молле. Вернее, над моллом были башни отелей, и там в номерах проходили интервью. Но от отеля к отелю участники конференции и ищущие работу ходили по моллу, который заманивал посленовогодними скидками. Я в промежутках между интервью прошвырнулся по магазинам, и на последние интервью дошел обвешанный пакетами, из которых торчали несколько коробок шоколада, елочные игрушки, кожаная папка, которую я изначально взял для делового вида, бутылка воды и купленная на распродаже тарелка новогодней расцветки, взамен разбитой. И таки да, с этих интервью флайауты у меня были. Теперь думаю, надо было угостить коллег конфетами, может, флайаутов было бы больше.
осенняя мордочка

Job Market: Seasoned Market

За одного Битова двух не-Битовых дают.
(приписывается Довлатову)


Когда я в первый раз был на рынке еще зеленым аспирантом, я полагал, что если на мою позицию будет кандидат с опытом работы, он непременно меня обойдет. Кандидаты с опытом получают ту же зарплату, что и новички, но при этом на них не жалуются первую пару лет студенты, и с них практически сразу можно стричь публикации.
Трудно, действительно, понять, чем новичок может быть лучше, если не помнить о том, что пхд-балбес похож на опцион, а цена ошибки для кафедры невелика. Если взятый на новенького пхд-балбес ничего не опубликует и будет паршивым преподом, кафедра лишь немного поморщится и выпнет его лет через семь. Но если он вдруг превзойдет ожидания, даст стране угля и получит теньюр с небольшим запасом, его можно будет оставить и годами ему недоплачивать, потому что куда он с теньюром вместе денется. Мало найдется таких храбрых, чтобы взяли человека из школы сравнимого уровня и подписали его на всю оставшуюся жизнь, толком его не зная.
Попав же на рынок во второй раз в качестве того самого кандидата с опытом работы, я обнаружил, что многие позиции для меня негласным образом закрыты, потому что на них ищут только свежезащитившихся людей, хотя и пишут в объявлении, что возьмут любого, кто больше понравится. Позиций же обратного типа, на которые в открытую искали только людей с опытом, оказалось намного меньше.
Впрочем, у статуса кандидата с опытом сразу оказалось несколько плюсов. Collapse )
осенняя мордочка

Job Market: FMA & AFA

Поиск работы для профессоров происходит в два этапа, но как-то наоборот. И это я имею в виду не интервью на конференции, после которых следует приглашение в университет с докладом и встречи с коллегами (флайаут). Эта-то последовательность устроена правильно. Дело в конференциях, на которых проходят интервью. Их две, ФМА в середине октября и АФА сразу после Нового года. На ФМА обычно приезжают университеты из второй и третьей сотни, а из первой сотни туда заглядывают от силы штук 15, все остальные ждут АФА. Если по уму, то делать следовало бы наоборот: сначала лучшие университеты набирают лучших кандидатов, а потом остальные разбирают оставшихся.
В первый свой выход на рынок на ФМА я не ездил, потому что научрук фыркнул «вот еще!», да и сам я боялся попасть в ситуацию трудного выбора между синицей в руках и журавлем в небе, когда, например, тебя интервьюировали несколько мест из первой полсотни, а в середине ноября ты получил контракт из конца первой сотни и сроку на подумать две недели. Вот что делать человеку в такой ситуации – отказываться от жирного контракта, в расчете на то, что лучшие университеты передумают, а если не передумают, то на АФА найдутся еще? Или же уходить с рынка? А если контракт предлагают из конца второй сотни, а не первой? Многие, многие кандидаты, особенно новички, терзаются такими вопросами, и часто заезжают за своей синицей в руках к черту на кулички.
Поскольку в первый раз я на ФМА не ездил, я еще этой осенью не понимал про этот рынок несколько вещей, основной из которых было то, что ФМА и АФА – это два совершенно отдельных рынка. Большинство бизнес-школ, которые нанимают на ФМА, не ездят потом на АФА и нанимают людей до середины декабря. Я полагал, что я смогу уйти от дилеммы синицы и журавля, просто подав во время ФМА только в 15-20 лучших школ, а остальные от меня никуда не денутся, зашлю им документы в ноябре и поговорю с ними на АФА. Оказалось, однако же, что если кто-то хочет в Канзас или Миссури, весьма приличные места в конце первой сотни, то ему надо либо разговаривать с ними на ФМА и потом в случае чего подписывать с ними контракт к декабрю, либо помахать им ручкой, потому что на ФМА они обязательно кого-то наймут и на АФА почти точно не приедут.
Конечно, из этого правила есть исключения. Некоторым школам не удается нанять достаточно хорошего человека на ФМА, и они едут на АФА, хотя по нашим временам школы с незаполненными вакансиями остаются редко. Некоторые школы не успевают открыть позицию до ФМА, или неожиданно теряют кого-то из своих, кто сам сходил на ФМА, и они тогда едут на АФА, хотя обычно ездят на ФМА.
Есть также хорошие школы из первой сотни, которые приезжают на ФМА «походить по базару», приглашают пару лучших кандидатов с этого рынка на флайауты, а потом идут себе нанимать на АФА, ну разве что за исключением случая, когда действительно хороший кандидат мучается дилеммой синицы и журавля и уже был у них на флайауте после ФМА – тогда ему могут дать ранний офер, если вакансий больше одной, хотя и неохотно. Есть и правительственные организации (ФРС, SEC), которые нанимают только на АФА.
Также я с интересом узнал, что большинство кандидатов с опытом работы серьезно ищут работу на ФМА, а не так, как я. Насколько я понимаю, это связано с тем, что кандидаты постарше семейные, в смысле науки им уже не нужен новый научрук, а в смысле карьеры им уже нужен теньюр поскорей. Поэтому они запросто поедут в Канзас или Кентукки на хорошие деньги и короткий путь к теньюру и будут там счастливо растить детей в большом просторном доме с большим участком.
осенняя мордочка

Comments: Profit from MBA Programs

немного улыбнуло, как дядя пишет про то, как все школы заманивают и хотят заполучить его денежки. в большинстве школ, за исключением самых больших, full-time МВА программа убыточна или почти не прибыльна. слишком много времени студенты тусуются в школе. и под встречи с выпускниками им место дай, и под встречи клуба любителей верховой охоты, и кого-то известного пригласи... не окупается все это в результате, просто одна большая пиар-акция получается.

настоящий профит идет от executive education, EMBA и прочих необычных программ, это если забыть о том, сколько процентов бюджета БШ собирается в виде пожертвований и процентов с эндаумента. а в больших государственных университетах так вообще БШ в основном учат бакалавров и торгуются с правительством штата, сколько правительство школе должно за бесплатное обучение местных студентов. full-time МВА программа в таких школах порой напоминает хобби декана.

вы никогда не слышали истории про то, как работают американские бензоколонки? или дилеры по продаже машин? например, американские бензоколонки продают бензин себе в убыток, а прибыль получают, продавая чипсы втридорога в магазинчике при бензоколонке.

на курсе маркетинга вам еще это и обобщат, сказав, что в магазине следует дешево продавать молоко, чтобы все подумали, что у вас в магазине все дешево.

именно такую роль играет full-time MBA. если там круто и всем нравится, то part-time MBA тоже в такую школу идут. и с них школа уже имеет гешефт, потому что платят они столько же, но приходят только на лекции.

все МВА-программы в совокупности обычно прибыльны почти везде. full-time MBA - в намного меньшем количестве мест.
ну и есть немалое количество хороших, но больших государственных университетов, где андеградов столько, что даже если МВА-программа хорошая, и даже прибыльная, она настолько мала по сравнению с тысячами андеградов, что ее влияние на бюджет школы почти незаметно.