Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

осенняя мордочка

Comments: Socrates

И еще про Сократа, чота как-то зацепило.

Вот были в Перикловых Афинах и свободы, и демократия, и гражданственность - и вдруг бац! Лежит мертвый Сократ, бородою кверху.

«Ага! - говорит строгий автор. – Вот чего стоят ваши афинские свободы! У вас же философов цикутой травят!» Спустить афинянам строгий автор не хочет, что, дескать, все у них было устроено неплохо, но все люди грешные, вызверились они однажды на ершистого и языкатого старика и его укокошили общим голосованием. Все же цензуру и тайную полицию не вводили, индивидуально решали вопрос.

«Нет! – говорит строгий автор. – Никаких!» И использует гибель Сократа как свидетельство порочности афинского общественного устройства. Дескать, не было у них, на самом деле, свободы, даже в те годы, когда они Сократа еще/уже не травили, потому что в самом общественном устройстве всегда были семена этого преступления. Заодно по сусалам достается и каким-нить фивянам, которые вроде и не при делах, но у них было то же порочное общественное устройство. Может, мы про них просто не все знаем, а они на самом деле тоже людей травили по приговору толпы. А может, и не травили, но тогда им просто повезло, а свободы у них все равно не было. Ну ОК, автор суров, но, может, хотя бы справедлив?

Теперь перенесемся на 25 веков вперед. Вот была в Веймарской Германии и конституция, и законность, и честные выборы, и гражданские свободы. И вдруг бац! - и Гитлер во все поля.

Делает ли при этом строгий автор вывод, что из конституции, честных выборов и т.д. при несчастливом стечении обстоятельств следуют гитлеры, как из общественного устройства Перикловых Афин мертвые философы? Довольно интересный вопрос, как по мне, надо бы его покрутить, подумать, а вдруг?

Но нет, строгий автор тут оказывается очень добрым. Он не делает выводов, что наше современное общественное устройство глубоко порочно, потому что у нас бывают гитлеры. И не говорит, что наши свободы столь же иллюзорны, сколь и свободы афинян в годы, когда Сократа не убивали. Нет, наше общественное устройство он почитает плодом веков (почти) непрерывного прогресса.

"Обозревая тот десяток или дюжину высших цивилизаций, нам известных, из которых слагается для современного историка некогда казавшийся единым исторический процесс, мы лишь в одной из них находим свободу, в нашем смысле слова, — и то лишь в последнем фазисе ее существования. Я, конечно, имею в виду нашу цивилизацию и наше время"

А гитлеры - ну что гитлеры? Это случайность. Вдруг, откуда ни возьмись. Личное вмешательство т-ща Сатаны. Из хода истории и общественного устройства никак не следует.

И вот эти разные мерки, подогнанные так, чтобы люди прошлого вышли рабами и гадами, а мы просветленными и прекрасными - они бесят иногда так, что не пересказать.
осенняя мордочка

Comments: Romanticism, Part 1

Романитики, вообще-то, первые в долгой современной традиции поэтического раскрытия метафизических истин. По сравнению с предшественниками, они поставили все с ног на голову: стали утверждать, что поэзия выше философии, потому что она может открывать те истины, которые философам недоступны. До романтиков было наоборот: метафизический смысл поставляли философы или богословы, а поэты его выражали. А после кантианской революции, когда стало принятым мнение, что рациональное/философское осмысление метафизики невозможно, появились романтики, которые эту роль переложили на поэзию.

Собственно, за ними этой дорожкой последовали практически все, от Гегеля до Хайдеггера. И именно эта философская мода философствовать при помощи произведений искусства дала нам всякие инсталляции, перформансы, Черный квадрат и банку супа как искусство. Эстетической ценности ноль, но автор что-то силится нам сказать.

Соответственно раз уж искусство ищет высшие/вечные истины, а не просто радует глаз, то "правда всегда одна, это сказал фараон". Думаю, какой-нить Новалис был бы в ужасе от вашей попытки приписать ему утверждение о несоизмеримости национальных культур и отсутствии критериев для их сравнения, "каждый сам себе критерий".

Впрочем, от идеи "внешнего аудита" культуры каким-нить журналистом-пропагандистом, феминистским критиком или еще каким представителем "общечеловеческих ценностей" и "гуманизма" он был бы в не меньшем ужасе. А то и в большем.

Поэтому прошу прочувствовать: в учении романтиков не попы или идеологи посылают поэта писать гимны, а поэт сам отправляется за окончательной истиной, и уж что он принесет, то принесет, ему видней. Принесет Киплинг "несите бремя белых" или Бродский "строчки из Александра, а не брехню Тараса" - судить их могут только собратья по цеху, по канонам поэзии, а не политизированные чудики, давшие Алексиевич Нобелевку. В принципе, все мы в этом смысле немного романтики, политизированная кройка искусства любому культурному человеку сейчас противна.

Я, кстати, философов-романтиков весьма ценю, в смысле тех, которые были, а не тех, которых вы себе представляете. В частности, любой такой философ был бы немало озадачен вашим выражением "приоритет человеческих ценностей над культурными". Как вы себе представляете человеческие ценности вне культуры? Как вы их будете передавать, обосновывать? Нет же логического обоснования ни этики, ни метафизики, спасибо Канту, хитроумному калининградцу.

Все эти ваши человеческие ценности они инсталлируются путем прочтения "Геккельбери Финна" да "Записок охотника". А путем прочтения Старшей Эдды инсталлируются немного другие ценности, тоже вполне человеческие, но не совсем совместимые с "борьбой мирными средствами". Соответственно можно легко и правильно заподозрить, что вы ведете речь о приоритете некоторых ценностей вашей любимой культуры над любыми ценностями других культур. Что тащемта ровно то, что вы пытаетесь найти у националистов, дабы их обвинить. "Советский, антисоветский, какая разница!" (с) Довлатов.
осенняя мордочка

Comments: Modern Art

Мне про современное искусство один умный человек умную книжку посоветовал, она вроде так и называется, modern art, автор какой-то француз, забыл фамилию. Там написано, что это все немцы философы накосорезили, им захотелось странного возвышенного, чтобы красота не связывалась с удовольствием и чтобы поэзию на уровень философии вознести, чтобы она им метафизические истины открывала. Ну вот романтики там всякие, Йена и все дела.

И так с тех пор и пошло, не было в последние два века ни одной философской концепции искусства, которая напирала бы на эстетическое удовольствие, всем хотелось от искусства прозрений и философских истин, от Гегеля до Хайдеггера. И современное искусство постепенно до этого дошло, чтобы произведение искусства было символом, чтобы в нем главным был некий философский смысл. Вот нарисовал кто-то черный квадрат или притащил в музей унитаз, он таким образом силится нам что-то сказать, а не порадовать наши органы чувств.

Вот отсюда и вся эта армия интерпретаторов, и туманность, и неоднозначность. Искусство стало приходить к человеку через посредника, потому что отказалось говорить с воспринимающим его напрямую. Вот Сен-Шапель можно интерпретировать, а можно и нет, она и так хороша, и если так прикинуть, то главная ее красота открывается и простому взору, не оснащенному толкованиями. А Уорхолла надо интерпретировать, без интерпретации - ну банка супа, и что.

А в итоге получается, что главное не картина, а разговор о картине. И, как по мне, это уже не годится никуда, потому что если я захочу философии, я пойду к философам, а не артхаусным критикам. И уж тем более я не буду втыкать в черный квадрат и силиться понять, что хотел сказать автор, «если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот» (с) БГ. В искусстве я ищу красоты, данной мне в ощущениях. Поэтому плюнул я на это современное искусство и созерцаю природу, как завещал нам Кант, который первый заговорил о философии искусства, да вовремя окстился.
осенняя мордочка

Comments: Why Study Philosophy?

философию читают всем, на том же основании, на котором в школе все изучают литературу. принято считать, что как любой гражданин должен хоть мальца ознакомиться с литературой, так и любой гражданин с университетским образованием обязан научиться основным приемам философствования и понять хоть какие-то азы философии.

философия в образовании это такой удобный патч для пролечивания всего. например, можно научить человека логически мыслить и толковать тексты засадив его штудировать Гражданский Кодекс, а можно засадив за диалоги Платона. в некоторых верующих метафизика (а порой и герменевтика) инсталлируется в воскресной школе, но философию для таких целей тоже можно применять. и т.д.

а так-то что, можно без особого вреда пренебречь любой областью человеческого знания, не относящейся непосредственно к вашей профессии. можно не знать физики и матана. можно забыть на фиг всю историю и географию. более того: те же физика и матан, как правило, не являются самоценностью, а служат инструментами к достижению чего-то. то есть если они лично вам не нужны, вы ничего не теряете, не зная их. а вот умение отличить хорошие стихи от плохих ценно само по себе, и даже если вы не литературный критик, оно делает вашу жизнь интереснее.

так и философия: например, Кант последовательно применял логику и понял, что все суждения нашего опыта относятся только к ощущениям, а мир-как-он-есть, хоть и генерирует (наверно) эти ощущения, познаваем только метафизически, а не научно. Декарт тоже применял логику и понял, что ни в чем нельзя быть уверенным, кроме "мыслю значит существую" и "бытие есть". остальное все вера. нельзя не признать, что это отрезвляет и воспитывает терпимость.
осенняя мордочка

Comments: Nietzsche, Part 2

думаю, Ницше был последним, или одним из последних, кто воспринимал слова "Бог", "мораль", "судьба" и т.п. как культурный европеец.

в сегодняшнем мире эти понятия свелись к "паюсной икре", и в общественном сознании они находятся в интерпретации парикмахеров и мелких лавочников, а не в интерпретации философов.

и от этого никуда не убежишь, будь ты хоть три раза оксфордский-гарвардский выпускник, вырос-то ты неизбежно в языковой среде, где бог="мужик с бородой", а судьба="гороскоп из желтой газетенки".
выпрыгнуть из этого довольно сложно, отсюда всякий деконструктивизм, и даже война Витгенштейна с языком оттуда же.

так что Ницше запрещать не надо, его наоборот нужно читать, чтобы очистить большие слова от "паюсной икры".

хотя если не хочется Ницше - можно читать много кого из живших до эпохи всеобщей грамотности. Ницше просто хорошо и эмоционально пишет, возвращать слову "Бог" старый большой смысл при помощи чтения Канта довольно затруднительно, у него, в восприятии современного человека, "Бог" это такая логическая переменная. а у Ницше все же сложнее воспринять Бога как переменную, вопрос "чего кипятиться" неизбежно появляется.

а правда – правда с крестьянами и с реднеками, неиспорченными халтурным просвещением.
посторонний пример: и крестьяне, и философы понимают, что "видеть" - это значит отделять предмет от окружающего мира, мысленно очерчивать его границу. философы про это прочитали у какого-нить Платона, а крестьяне просто знают, что белое полотенце на белом снегу не видно даже в упор.

а жертвы школьного образования полагают, что "видеть" - это когда лучи света падают на сетчатку глаза.
и чего я от них только не наслушался. и понятия из ощущений они выводили, и идею круга из солнечного диска, а не наоборот. даже недавно слышал, что человек, живущий в абсолютно красном мире, будет воспринимать красный цвет так же, как мы, и у него будет небессмысленное понятие "красный".
и вот все у нас так.

поэтому у нас вместо Канта блокбастер "Матрица".
и повальная мода на буддизм.
и желтые газетенки с россказнями про "параллельные миры".

хорошо хоть, красные таблетки у незнакомого негра берут пока не все. прячутся в складки неоплатонического/христианского здравого смысла.

или вот еще бывают забавные ученые и недоученные, которые утверждают, что онтологические вопросы "не важны". ну не важны так не важны, давайте все поверим в то, что мы познаем не мир, а сон укуренного индуса, которому мы все снимся. ан никто не хочет. верят даже в полную познаваемость мира при помощи математики, а в индуса не хотят. пользуются, опять же, тем, что неоплатонический/христианский здравый смысл инсталлирован в нас намертво, поэтому можно и почувствовать себя прогрессивным, отклоняясь от него на словах. все равно же никто не заставит строить жизнь и целый мир на том, что ты наболтал.
осенняя мордочка

Comments: Nietzsche, Part 1

вот поэтому я Ницше и ценю, что он написал "Бог умер" и "болезненно это переживал".

поэтому его атеизм глубок и интересен, а атеизм современных атеистов обычно мелок и скучен.

потому что идея уже замылилась и вышла в тираж. и теперь ее вызов, боль и ужас уже не видны, погребенные под горой подражателей и симулякров. и непонятно теперь, конечно, "чего из-за этого кипятиться".

теперь, похоже, чтобы понимать Ницше и чувствовать как он, надо быть практикующим верующим, чтобы Бог умирал каждую Страстную Пятницу. а еще лучше - хранить чистоту сердца, как девочка из Бесов Достоевского, которая после грехопадения говорила, что она Бога убила. но второе уже почти совсем никому недоступно.

"Когда Раскольников убивал старуху - вряд ли это было удобным и приятным занятием. Когда Гоголь жег "Мертвые души", а потом лег на диван и тихо заплакал, вряд ли это было развлечением. Ницше - не для железнодорожного чтения творил "Заратустру"; ни Иов, ни Прометей, ни прочие другие богоборцы никоим образом не смотрели на себя, как на мещанских идеологов.

Но теперь, когда старательный и трудолюбивый писатель копирует тысячную копию своей тысячной копии:

О, властолюбец Бог,
Позор отныне на главу твою! –

копирует, не имея за душой никакой старухи-процентщицы, в угоду моде, аккуратно и осторожно, не очень длинно и не очень коротко, рядом с другими миленькими, маленькими строчками о кинематографах и автомобилях, - для меня это означает, что эта безумная, страшная мысль дошла уже до "паюсной икры", акклиматизировалась у нее и сама стала паюсной, - не только не страшной, но даже пикантной и приятной во всех отношениях.

Когда сложная, богатая, мучительная идея доходит до "икры", то от этой идеи остаются две-три лучиночки, две-три щепочки, два-три изречения, умилительные по своей скалозубовской краткости, простоте и ясности, почти похожих на изречения Кифы Мокиевича, или на воинский устав, или на правила для гг. пассажиров.

И все это вместе называется: "эпизод из великого пленения русской интеллигенции паюсной икрой""

(с) Корней Чуковский, "Третий сорт", 1908 год"


теперь "Бог умер" только сильно верующие переживают так, как Ницше. безбожие, богооставленность - это часть нормального религиозного опыта, примерно как поеживание от фальшивой ноты признак наличия музыкального слуха.

в этом, конечно, есть нефиговая ирония судьбы, что в нашем мире Ницше мог бы поговорить только с теми, с кем он всегда так страстно воевал и кого так крыл на все корки.
осенняя мордочка

Comments: Futile Disputes

есть три причины, одна главная и две второстепенных, по которым сетевые дискуссии тех, кто знает, и тех, кто нет, заканчиваются, толком не начавшись.

главная причина состоит в том, что объяснить можно только тому, кто хочет понять. я могу за пять минут объяснить ребенку, что такое эффективный рынок.

но сетевому ебалаю, который будет считать себя мегафинансистом и постоянно встревать с репликами "а вот я читал у Талеба", "а вот Сорос", "а вот в газете написали" я ничего объяснить не могу. потому что он не хочет понять, а хочет устроить постановку шукшинского рассказа "Срезал". такого персонажа надо стебать и ловить с него лулз, больше он ни на что не годен.

второстепенные причины такие. во-первых, в России практически нет гуманитарных наук, их большевики все уничтожили. нет у нас философов-славянофилов уровня 19 века, у нас есть мутные черти без философского образования, которые несут дурь "от ветра главы своея", считая себя философами и славянофилами. и так во всем: в экономике, политологии, социологии и т.д. поэтому если встречаются вот такой доморощенный философ с раздутым ЧСВ и человек, который реально изучал философию в Германии, то складывается ситуация из первого абзаца: настоящий философ пытается объяснить липовому азы, а липовый порет чушь и ругается. и вскоре настоящий философ начинает крыть его хуями или издеваться.

во-вторых, в России нет культуры научной дискуссии. у нас с каких-то лысенковских времен принято, что если ты возражаешь, ты должен переть напролом, пока не смешаешь оппонента с грязью и не докажешь как дважды два, что он неправ и вообще невежда. а если возражают тебе, ты должен отстаивать свою точку зрения, как если бы если не отстоишь, поедешь в лагеря. и отсюда переход научных споров в ругань и вендетту, и круглые глаза западных коллег, когда такой вот кекс приезжает на конференцию в США, где принято считать коммент просто предложением подумать в эту сторону, и за него надо сказать спасибо в любом случае, человек ведь старался, думал о твоей статье и искренне хотел помочь сделать ее лучше.

а условные физики в качестве арбитров тут вряд ли помогут, из условных физиков как раз и набирают всех этих липовых философов и доморощенных экономистов с раздутым ЧСВ. условных физиков в России при большевиках баловали, чтобы они помогали воевать холодную войну, а после большевиков унижали, когда оказалось, что все КБ нафиг не нужны. с такой судьбой трудно остаться настолько адекватным, чтобы быть даже модератором в споре философов, не говоря уж арбитром.
осенняя мордочка

Comments: Philosophy and the Society

мне кажется, что как раз в 18ом веке, который вам представляется расцветом философии, философия вслед за энциклопедистами пошла туда, куда ей не надо ходить. люди схватили факел просвещения и понесли в народные массы под видом философии какой-то коктейль Молотова из философии, естественных наук, общественных наук и т.п.

и это прокатывало только постольку, поскольку либо слушатели были необразованы, либо соответствующие науки (например, социальные) были очень плохо развиты. а потом, когда аудитория поняла качество коктейля, за философами несправедливо закрепилась слава поверхностных балаболов, и появилось мнение, что чем слушать философа, пытающегося рассуждать о какой-то науке, лучше слушать ученого, пытающегося философствовать. тогда как ни того, ни другого слушать не стоит.

имхо, в эпоху просвещения именно и начало складываться то, что мы видим сейчас: когда вместо философии люди потребляют псевдофилософскую продукцию, взятую из других наук. просто тогда эту продукцию производили люди, хорошо подкованные в философии, а сейчас ее производят какие-нить физики, которые философию и в руки не брали.

нужда в цельной картине мира сродни тому, что психологи называют need of cognitive closure. данная нужда свойственна довольно распространенному типу личности, из которого получаются религиозники, революцинеры и прочие идейные товарищи. кроме того, такая нужда свойственна многим обывателям, которые всегда знают, как правильно.

я не знаю, насколько их раньше окормляла философия, если не включать в таковую христианское богословие, но сейчас, например, фигова туча стихийных сциентистов, которые из науки лихо выкручивают и этические следствия, и метафизические. в результате вместо философов Докинз нам рассказывает про этику, а Хокинг про возникновение мира, хотя их профессиональная квалификация ни на что подобное их не уполномачивала. но многие с интересом слушают и верят весьма пламенно. то есть культура, кичашаяся своей прогрессивностью, скатилась в какой-то шаманизм.
осенняя мордочка

Pinochet

Однажды в хмурую осеннюю пору, с трудом продрав глаза и пробежав на автопилоте километр, отделявший РЭШ от моего дома, я столкнулся на вахте с похмельным охранником Пиночетом. Похмельный Пиночет, выражая лицом равнодушие к судьбе и презрение к понедельникам, созерцал какие-то списки на своем столе и бабушку за конторкой с пропусками. Когда в поле его зрения попала корочка моего студенческого, он ненадолго на ней сфокусировался, а потом встал у меня на дороге.
- Слушай .. те, - сказал Пиночет, нашаривая на столе какой-то пропуск. - Вот это - мой пропуск? Или вы думаете, он не мой?
Я заверил дяденьку Пиночета, что не имею оснований сомневаться в его честности и охотно признаю его собственность на пропуск на его столе.
Пиночет посмотрел на меня, на пропуск, развернул его и подал его мне. С пропуска на имя некоей Ирины с неразборчиво написанной фамилией на меня смотрела поблекшая фотография непонятного возраста.
- Ну, - произнес Пиночет, изображая лицом интеллектуальные мучения, которых могло бы хватить на решение всех загадок мироздания. - Это мой пропуск?
Мой мозг, балансирующий на тонкой грани сна и яви, сполна оценил сюрреалистичность женского пропуска в мозолистой руке Пиночета, и я уделил вопросу Пиночета достаточное внимание.
- Пожалуй, нет, - ответил я через полминуты, - я полагаю, вам было бы трудно быть Ириной.
Пиночет тоже осмыслил этот аргумент, повертел его у себя в голове так и этак, помогая себе неслышным шевелением губ, и наконец произнес:
- А почему я не могу быть Ириной?
Голос Пиночета прозвучал в моем мозгу таким зарядом агностицизма, что, достанься он Юму, Кант капитулировал бы перед его трудами обоими разумами сразу. Мой атман сел в позу лотоса и вплотную приблизился к пониманию того, о чем бормочут Саржент и Беллман в исполнении Бенталя. Очарованный мыслью о тщете всего сущего, я милостиво разрешил Пиночету быть Ириной. Пиночету это явно доставило большое облегчение, и он убрал пропуск Ирины в карман.
- И что из этого следует? - спросил он меня ласковым голосом.
Я совершенно честно ответил, что не знаю.
- Предъявляйте пропуск в развернутом виде! - неожиданно рявкнул Пиночет, возвращаясь в реальность и уступил мне дорогу.
А на пятом этаже потребители Бенталя собирали яблоки с деревьев Лукаса и несли их в уравнение Беллмана.
осенняя мордочка

Philosophy

Философы на кураевщине жгут (орфография и пунктуация аффтаров сохранены):

«Усё проще Леонид Алексеевич.Вы просто давеча поставили меня в тупик ,своим тезисом -заход солнца не является повторяющимся событием или как Вы ещё выражаетесь процеССом.
Курил, думал я – их нихт ферштее. Выпил даже, всё равно не помогает. Хочь у меня душа, как у Венички Ерофеева, всё вместить может, но вот ваш тезис не вЛезат ..Ну никак))))
……………………………………
Енто что же получается... Повторяющихся событий по вашему нет, по указанным Вами причинам И если значит десять раз подряд, Вы нажимаете на дверной звонок – то мы имеем дело не с повторяющимися событиями, а прям первым же звонком ВЫ изменяете нафиг АБСОЛЮТНО ВСЮ реальность /c/ЛА, а повторными звонками так же сотрясаете основы мироздания.
……………………
Воопчем каждое мгновение времени, начисто меняет нашу реальность. Так и думал(((( Вы Леонид Алексеевич стихийный последователь Гераклита с Кратилом. Ну первый считал – всё тёчет ... нельзя два раза и тд. Вторый был Ишо больший радикал, вроде Вас, и раз говорил нельзя зайти. Пока заходишь другим уже стал, типа в клона превратился
Тока вот когда он дотумкал, какие последствия из этого вытекают, в депрессию впал, а по некоторым свидительствам – запил горькую… Но Вы слава Богу не употребляете. Хотя тут есть от чего забухать. Нетуть Вас Леонид Алексеевич. Нетуть)). Каждый момент времени t, Вы самопроизвольно клонируетесь. Существует конечный ряд Условных Леонид Алексеевичей и всё. Условных я подчеркиваю.»
(с) Петров Г.

«Критика "диамата" из уст сего записного антимарксиста не представляет собой ничего нового и напоминает мне одну ситуацию на форуме, когда правоверный еврей возопил "ну не понимаю я!", разумея под этим некоторую нелогичность (в смысле противоречивость с точки зрения здравого догматического смысла) христианского понятия Троицы. Правильно сказал г-н Петров (Войнаровскому) про философию "ну прочли, ничегошеньки не поняли... ну и озлобились" (не дословно... и почти по Ленину). :)
Комичная ситуация в общем-то.
"Скептик" говорит: "Оно противоречиво! Я подхожу к этому строго логически... И я не понимаю!"
Ему отвечают: "А почему оно должно не выходить за рамки вашей догмы?!"
Петров добавляет: "Все зависит просто какую систему аксиом мы выбираем."
Гегель с Энгельсом поддакивают: "В сущности всё относительно!"
"Скептик": "Да вы, батеньки, - догматики! Хрeна с два я пойду в христиане (марксисты, материалисты - подставить нужное), оно не может быть для меня пpиемлемо, как, дyмаю, и для любого здpавомыслящего человека, не поленившегося pазобpаться в сyщности этой доктpины"»
(с) Александр Шаманофф